Вверх страницы
Вниз страницы

Stars of Pallada

Объявление








   
   
   


"...На всей земле по пальцам можно пересчитать тех, в чьей жизни и памяти, в испытаниях судьбы и личных пристрастиях лошадь вовсе не занимала бы места..."
________________________________

»» КСЦ приобрел наконец, свою заслуженную популярность. Спортсмены стекаются в Шотландию, в надежде добиться больших успехов, а любители и частники с радостью открывают себе тихий, спокойный мирок. Плацы и манежи забиты до отказа, иногда приходится подолгу ждать своей очереди. И еще - бы! Ведь впереди соревнования, главным призом в которых станет....а вот это уже сюрприз. Заинтригованные спортсмены спешат зарегистрироваться и начинают интенсивные тренировки. У любителей - же жизнь идет более спокойным ритмом, но в толпе пошел слух о КЮРе, который состоится в ближайшее время и об открытом аукционе, где одни из лучших лошадей КСЦ будут предлагаться по смехотворным ценам. Но окажутся - ли слухи правдой?
»» В городке осень раскрасила улицы, подстегивая людей к празднованию ежегодного карнавала, а после и Хэллоуина. Теперь темнеет рано, но улицы освещают яркие блики карнавальных фонарей, которыми люди украшают дома. Улицы кипят жизнью, открываются новые магазины, появляются новые лица, все пестрит и светится улыбками. Новоприбывшие спешат занять комфортные квартиры или уютные загородные домики, влюбленные еще купаются в фонтанах, а в парказ забиты все скамейки. Осень будто - бы вдохнула жизнь в Норт - Бервик.
»» Внимание лошадям - скоро у нас будет проводиться открытый аукцион, где ваша цена будет снижена на 60%, что облегчит вашу покупку для всех желающих. Для аукциона будет создана специальная тема. Все, кто желает записаться пишите в личку администраторам - породу, возраст, масть, спортивные достижения и цену.
»» Стартует новый конкурс "Ты, да я, да мы с тобой". Цель конкурса в два поста (лошади и человека) как можно более красиво описать ваши отношения, полные любви, взаимопонимания и доверия. Победители получат награды. Люди - денежные призы и БЕСПЛАТНЫЙ амуничник, а лошади будут переведены в частную конюшню, автоматически попадая в частные руки к людям абсолютно бесплатно.

   


погода:
Все молчаливей и грустней становится осень. Пришла пора для поздней осени - месяц ноябрь. Совсем редко стало появляться солнце. Кучевые облака на небе сменила тусклая серая пленка. Тепла совсем уж не осталось. Снега мало, если и выпадет, то снежный покров неустойчивый, от чего и погода кажется особо холодной. Посохшую траву приминает мокрый снег. на воде образуется тоненький ледок. То дождь со снегом вихрем крутит, то просто мелкой изморосью непрестанно льет весь день, а то и солнце выглянет немного и тут же спрячется за линию дождя. Средняя температура: 0С - -10С

события в игре:

Наконец - то началась запись на долгожданные соревнования, которые были отложены в связи с отъездом спортсменов и берейторов на заслуженный летний отдых. Регистрация снова открыта и конники спешат пробиться на свое место под солнцем, ведь призы в этом году просто умопомрачительные. Тем временем строятся хрупкие, новые отношения и между людьми. У Кесседи с Вардом твориться что - то непонятное, и молодые люди, кажется, еще пытаются преодолеть трудности в отношениях, а вот у Доминики и Купера все складывается как нельзя удачно, может у нас появиться крепкий союз? Время покажет.


Не забываем поддерживать нас!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP





Конная ролевая Паломино 2 Only Your Way

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Stars of Pallada » Окружающие территории » Морское побережье


Морское побережье

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://i001.radikal.ru/1206/aa/055849521ccd.png
Что может быть прекраснее моря? Величественнее, чем гребни пенистых морских волн, громче, чем шум прибоя или красочнее небесно - голубых волн? Каменистое морское побережье всегда встретит вас запахом соли и свежести, ветром и брызгами в лицо и криками чаек на горизонте. Волны иногда просто сносят с ног, а порой море спокойно и ласково, словно кошка. Здесь неописуемая красота, а если забраться на прибрежные скалы, то можно увидеть вдалеке городок, превратившийся в игрушечный макет.

0

2

Девушка шла вперед, осторожно ступая по лесной тропке, ведущей к морю. Ветер лениво перебирал темно - каштановые, длинные волосы, заставляя девушку то и дело откидывать их с лица. И почему она как всегда забыла резинку? В голове крутился хоровод мыслей. О том, что Хита нужно готовить к соревнованиям, но вот что выбрать - кросс или скачки? Воля Хита к скорости была сильна, но и прыгал он очень даже неплохо, при этом умел точно выбирать маршрут, угол наклона прыжка и силу, с которой надо прыгнуть. В две специализации сразу его не запишешь.
Еще предстояло решить что делать с Ксааром. Он еще молод, а судя по вырезкам старых газет очень даже неплохо показывал себя на соревнованиях и в нем был силен боевой дух. Только вот этот дух еще нужно разбудить, а до соревнований ведь всего - то два месяца. Кесс то и дело замечала, как на треке уже тренируют скаковиков, а конкурный манеж часто бывает забит до отказа. Лошадей готовили, постепенно усложняли им работу, но пока старались не переутруждать. В работу было пора включаться и ей. Вздохнув девушка через плечо оглянулась на гнедого.
Готов ли он бежать? Захочет ли?
Как же сложно с новой лошадью...Хотя грех жаловаться - Хит в первую встречу вообще пытался ее убить. Здесь все не так уж плохо.
Лес был наполнен тысячью звуков, начиная с пения соловьев и заканчивая стрекотом кузнечиков в высокой траве. Солнечные лучи игриво блуждали по гнедой шкуре, просачиваясь через шумную, зеленую крону над головами. В воздухе пахло хвоей, цветами и почему - то, медом, видимо неподалеку был пчелиный улей. Шатенка свернула на тропинку, которая вела вниз и тут же в лицо ударил свежий ветер, приносящий запах соли и воды. Море было за ближайшими кустами. Жеребец, видно, тоже приободрился, ушки встали торчком, а губы девушки тронула еле заметная улыбка. Последние шаги были преодолены и вот перед парочкой раскинулось море.
Великолепное море, с прибрежными, невысокими скалами, с каменной галькой, хрустящей и шебуршащей под ногами. Девушка остановилась и подошла к коню, положив руку ему на шею.
- Ну вот мы и пришли. Иди гуляй.
Девушка отстегнула карабин и сняла недоуздок с точеной морды, предоставив коню возможность свободно погулять и размяться. Сама девушка тем временем неторопливо подошла к большому валуну и уселась на него, поджав под себя ноги. Ветер игриво трепал волосы и заставлял хоть на минутку забыть о всех проблемах, глядя на такое спокойное и величественное море.

0

3

Дыхание быстро пришло в норму, я отряхнулся, чихнув от пыли.  Она наконец-то подошла, начала гладить по шее, что-то говорить.  Что-то она и про своего дядю вспоминала, и про тётю. Кто такие были тётя и дядя- мне непонятно. Но не суть.
Есть люди, которые окружают нас с детства. Даже моя мать запомнилась мне почему-то не так ярко, как они.  На конюшни Альберта я появился ещё далеко до заездки.  Ну как далеко, относительно. По сути- сразу после отъёма. Я и ещё пара пони. Я вообще, по ходу был единственной на той конюшне лошадью. То есть не пони. Ну, если не брать во внимание охотника Мартина  и  старую вороную кобылу- шайра  Мардж, которая на некоторое время заменила мне мать, несмотря на то, что  я на тот момент едва доставал ей до коленки.
Впрочем, Мардж умерла через два месяца. Просто, во сне. От старости- ей же было уже около 20 лет, даже больше, пожалуй. Грива у неё было пепельного цвета, да и морда тоже, седая.  Другом мне до последнего момента оставался Мартин, кстати, именно с ним меня по началу тренировали. Да, не знаю, что там со стипль- чезом, но через заборы я прыгаю отменно, во многом благодаря ему. Просто мы выезжали на охоту, меня ещё тогда не брали под седло.
Мы часто ходили на трек, видели, как тренируют пони. И что самое смешное- когда настала очередь тренировать меня- меня ставили в пару с ними. Не скажу, что это было плохо- как оказалось, многие пони дадут форы настоящим скаковым лошадям.
Ну продали меня, что поделаешь. Хорошо, что ещё практически до 3-х лет продержали. Ладно уж. Могло бы быть и хуже.
Оёёй, она по ходу сейчас расплачется. Ужас-то какой. Не люблю, когда люди плачут. Но сделать ничего не могу.
Она несколько раз на меня посмотрела, потом пристегнула к недоуздку чомбур и куда-то повела. Ну ладно. Пошли.
Шагал я спокойно, торопиться было некуда.
Не сказать, чтобы Альберт меня баловал. Воспитывал он меня жёстко Впрочем, я никогда не кусался, не лягался. Не того характера. А вообще, по нему плакал цирк, наверное, потому что у него даже овчарки ходили строем на задних ногах.
Мы шли по лесу, вернее, по крайней её стороне. Сзади прошуршала крыльями какая-то жирная птица, а потом село на ветку, которая тут же обвалилась. Я остановился, поднял голову. Ничего интересного.
Вот и дорожка с галькой, которая хрустить под копытами. И море. Только берег немного странный. Но море оно и есть море.
На море нас обычно выводила Мария, очень рано сутра. Причём вместе с пони. Эта героическая женщина брала штук по шесть сразу, приводила нас на место. Сколько я себя помню, хоть бы один убежал куда-то, потерялся. Все ходили где-то неподалёку от неё. К воде нас так же приучали с детства. Морская вода очень полезна для ног.
Девушка сняла недоуздок, сама куда-то ушла. А, вон на тот камень. Надо запомнить где он, чтобы знать куда возвращаться. 
Я пошёл к лениво колышущейся воде, зашёл неглубоко, а потом понял, что там резкий обрыв. Ну ничего- зато мелко и тепло. Не замёрзнешь. Опустил нос в воду- защипало - видимо, недоуздок натёр.  Постояв ещё немного в воде я выполз на берег и пошёл пылесосить валявшиеся на берегу, пахнущие йодом водоросли. Они были крупные, валялись целыми комками, которые покрупнее-целыми листами.
Нет, ну вот и что она там застряла? Не спи- замёрзнешь. Я подошёл к камушку, захватив в плен недоуздок. Нет, недоуздок я итак не дам на себя одеть- мне нос жалко, но пока она это поймёт, хоть побегает. Я пошёл размашистой рысью, а затем и галопом.
Оппа- полено. Ну ничего, к валяющимся просто так деревьям мы привыкли- не обходить же- лень. Пришлось прыгнуть.  Ну и где она?

0

4

Кесс лениво вытянула ноги, подставив их солнцу. Нужно хоть немного загореть, а то бледная стала, как смерть. Краем глаза она наблюдала за жеребцом, который пошел к воде. Все - таки он был красивым. Пусть маленький, пусть пока немного неказистый. Но у него в высшей степени было качество, заставляющее забывать все недостатки; это качество была кровь, та кровь, которая сказывается, по английскому выражению. Резко выступающие мышцы из-под сетки жил, растянутой в тонкой, подвижной и гладкой, как атлас, коже, казались столь же крепкими, как кость. Сухая голова его с выпуклыми блестящими, веселыми глазами расширялась у храпа в выдающиеся ноздри с налитою внутри кровью перепонкой. Во всей фигуре и в особенности в голове коня было определенное энергическое и вместе нежное выражение.
И им хотелось любоваться, любоваться плавными движениями, перекатами мышц под туго натянутой кожей. И Кесс смотрела, осознавая, что со временем, возможно не будет чистокровной лошади, которая превзойдет его во внешнем облике.
Тем временем жеребец начал подбирать лежавшие на берегу водоросли. Кесседи лишь улыбнулась - они довольно полезны, особенно растущему организму этого коня. Девушка положила голову на колени и задумалась. Что их ждет? Сработаются ли они, смогут ли со временем чувствовать друг - друга как напарники? Кейс устало вздохнула, прикрыв глаза. Если она постоянно будет думать обо всем и сразу, то скоро просто не выдержит - голова лопнет. И плевать, что по законам физики это невозможно.
Ветер обдувал разгоряченное тело, и девушка могла бы сидеть так несколько часов, как вдруг сбоку послышался шорох. Резко подняв голову девушка во все глаза уставилась на гнедого, который схватил недоуздок и посмотрев на нее пару секунд понесся в сторону активной рысью, а потом и вовсе перешел в галоп. Она похлопала глазами, пока до заторможенного сознания не дошло, что лошадь убегает. Резко вскочив на ноги девушка помчалась за конем, в безуспешных попытках его догнать. Стоило ей приблизится, как гнедой отпрыгивал в сторону, лукаво блестя глазами. Ему было весело и поняв это, Кесседи не стала разрушать их игру, хоть бегать с ее то болезнью...Перед лошадью возникло внушительных размеров бревно, но тот, без особых усилий перелетел его, от чего Кесс приоткрыла рот в изумлении. О том, что конь может на такой скорости брать немаленькие препятствия Мария ее не предупредила. Резко остановившись девушка попыталась отдышаться.
Получалось как - то хреново. Пока не перестало получаться вообще. Наклонившись вперед, шатенка судорожно ловила воздух губами, но вдохнуть его в легкие могла с непосильным трудом. Господи - ну почему она постоянно забывает ингалятор?! Знает ведь, как все может обернуться!
Кесс упала на колени, и оперлась руками о землю, пытаясь нормализовать дыхание. Мало - по малу ситуация вышла из состояния критической. Хотя добираться теперь до конюшни пешком самоубийство - бронхи закупорятся окончательно и она попросту задохнутся. Сев на камни, Кесс приложила руку к легким - вроде пока работают, а дыхание вот вырывалось со свистами и хрипами. Дело дрянь. И телефон она как назло не взяла.
- Черт...
Еле слышно прошептала шатенка, закрывая глаза.

0

5

Я родился в мире сказочных королей и ангелов и это было место, где можно было вырасти истать кем захочешь, и даже в темноте бури,  знаешь что солнце до сих пор на небе и даже лошади умеют летать.
Это был такой особый мир, где сердца были наполнены смехом и звёзды были созданы для того, чтобы до них дотянуться, а мечты, чтобы осуществляться и в конце каждого дня  снились прекрасные сны, что даже лошади имеют крылья
Это был тот мир, который  я узнал, будучи ребёнком и он не должен меняться, он должен остаться таким , и можем ли мы как-то его исправить, снова  сделать так, чтобы лошади смогли летать?
Я ведь погибаю , погибаю до  своей смерти, потому что ангелов нет и сказочных королей никогда не было. И я боюсь, что я уже  забыл, как поверить  в то, что когда-то существовал мир, где даже у лошадей были крылья.
( Falling Out )
Тяжёлый июльский воздух бьёт в ноздри. Рядом море- влажно, тяжело вздохнуть. Я вижу то, что вижу. Двадцать лошадей несутся по травянистому треку, на полном скаку берут препятствия. Прошли километра два, осталось ещё столько же.
Я не знаю, что там говорил Дарвин. Но, наверное, есть некая великая «сеялка» у природы - тут не место слабым.
Две лошади впереди, две сзади. Остальные- в середине. Все чуть старше, чем я. Мимо проносятся, задевая камни, земля летит из-под копыт. Я его дыхание- он хрипит, пена закапала рыжую грудь, но и он, кинув мне мимолётный уставший взгляд, пролетает мимо.
И я больше не слежу. Он стоит где-то в стороне, со мной рядом стоит незнакомая мне женщина, крепко вцепившись в уздечку, сама того не замечая, тянет трензель в сторону и я пододвигаюсь к ней.
И всё по новой. Только чуть не доходя до нас та самая рыжая лошадь, задев задними ногами грубую щётку препятствия падает, беспомощно заваливается на бок, чтобы больше не встать. Изо рта тонкой струйкой течёт кровь и моя спутница подносит руку к лицу.
Стоит жалеть тех, упавших? Вопрос спорный.  Я бы сказал, что нет. Но дело в том, что только недавно  тот самый рыжий конь, мой полубрат выиграл половину стиплерского сезона, своего первого и, как оказалось последнего сезона.  И вот теперь упал.  Вот что, оказывается, печально. А ведь все мы  рождаемся с крыльями.
И теперь я смотрел на то, как она задыхается. Почему-то безучастно. Я слишком часто такое видел, чтобы ещё жалеть кого- либо. Да и жалели ли меня? Вряд ли.  Жалели ли нас? Никогда. И я снова пошёл в воду. Ей только время поможет, мне? Да мне уже ничто не поможет.  Когда родился- был нужен матери, но не нужен совсем её хозяину. Потом был нужен Альберту, был нужен Джону. Марии. Особенно ей. Я даже не знаю почему именно ей. Но это была она, кто приходил ко мне и в самые солнечные дни, кто даже в самые сильные дожди прибегал ко мне босиком в леваду, чтобы отвести в конюшню, кто каждое утро приходил за мной и каждый вечер приходил в даже ночной рубашке, чтобы проверить, всё ли у меня есть.
А теперь я никому не нужен, впрочем, может это и не так плохо?  Во всяком случае ей, той, что сидит сейчас на камне и думает о своём я точно не нужен. Ну и ладно. Давай тогда так:  есть я, есть ты, а мы не существует? Ну я ведь знаю, что есть у тебя любимый конь,  что к тебе он привязан, как я был привязан к Марии, ну тогда и относись ко мне как к тем, кто каждый божий день выступают на треках по всему миру, к десяткам, сотням, тысячам лошадей, с серыми глазами, которые бегут, потому что так надо. Пусть и я тогда стану таким. Старым, раньше возраста и времени. 
Не клеится оно, правда, знакомство-то? Ну и кинь тогда, меня, на землю, как ненужный репей. Да? Я  несильно толкнул её носом в спину и шагом пошёл по берегу. Далеко я уходить не собирался и не уходил.
Когда я был совсем маленьким, мама мне часто рассказывала какие-то сказки, мы с ней ходили по полю. Так почему же мне кажется, что после смерти я вернусь именно на те луга?
Я  шёл метров двести, до большого валуна, затем разворачивался  и шёл обратно, таким же шагом, каким  и шёл раньше. Как механическая игрушка.  Весело живём, правда?

0

6

Конюх решил сменить подстилку в деннике Хита, поэтому вывел коня в одиночную леваду - чтобы не рисковать ни его здоровьем, ни здоровьем других лошадей. Сам Хит никогда бы не полез драться первым, но его могли спровоцировать, поэтому предосторожность не была лишней. Жеребец неохотно следовал за конюхом, время от времени то тормозя, то подталкивая того грубо и с силой в спину лбом. На любые одергивания пегий прижимал уши и жался в комок, словно ёж, но всё равно следовал, вновь и вновь продолжая тыркать человека то в спину, то в зад, то в плечи.
Вальяжно зайдя в одиночную леваду, Хит стал бесцельно бродить по её периметру, наверное, углубившись в свои лошадиные мысли. Интересно, как там Кесседи? Где она, чем занимается? Какое у неё сегодня настроение? Всё это было очень важно жеребцу. Вчера она выглядела очень расстроенной, грустной, подавленной. Почему-то мустанг даже чувствовал себя виноватым перед ней, хотя не сделал ничего криминального. Ему хотелось, чтобы она пришла и забрала его отсюда, например, на тренировку или просто куда-нибудь погулять. Что угодно, только не это давящее одиночество...
Хит понимал, что теряет хватку. Раньше у него были более жёсткие принципы, взгляды на жизнь, да и вообще сам характер был более твёрже и жёстче. С появлением в его жизни Кесс, он изменился. И Хитман не знал толком, в какую сторону - лучшую или наоброт. Может быть, он просто наконец-то обрёл спокойствие и надёжность? Ведь раньше его никто не любил, никто не доверял. С ним обращались подло и жестоко, будто бы он был игрушкой, с которой можно делать всё, что захочешь: пнуть, ударить, накричать и в итоге бросить. Он быстро всем надоедал, потому что никогда не ластился, не нежился, не крутился вокруг человека, как сейчас, впрочем... Он мог уткнуться своим нежным носом лишь в руки Кесседи, есть с её ладоней лакомства, нежиться от поглаживаний лишь её. Он правда привязался к ней...
Мустанг наконец-то остановился у ограды и посмотрел вдаль, на восходящее солнце. Было ещё свежо и капельки росы сверкали в травинках, словно рассыпанный мастерицей бисер или жемчуг. Лёгкий туман медленно перемещался в сторону леса, обнажая взор на живописные окрестности. Всё это было так прекрасно, что Хит даже не заметил, как на его круп сел клёст. Топнув задней ногой, он спугнул наглую птицу и посмотрел в сторону чащи, куда она улетела. Вот бы быть вновь таким же свободным, как она...
Жизнь постепенно возвращалась на круги своя. Стали проходить мимо люди с лошадьми, работники, проезжать машины, нагруженные мешками овса и стопками сена. Пегий чувствовал себя каким-то лишним.
Взгляд привлекли два силуэта, а точнее сначала один - человеческий. Хит мог поклясться своими глазами, что это никто иная, как его хозяйка. Он отличал и выделял её особенно среди других людей и не мог ни с кем спутать. Только вслушиваясь в звуки, он узнавал её шаги, её походку. Но кто рядом с ней? Какая-то лошадь. Незнакомая лошадь, которую Хит прежде не видел. Он вообще не помнил такого случая, когда Кесседи гуляла с кем-то ещё, кроме него, поэтому пегий сначала впал в ступор. Опомнившись, он заржал и начал бегать вдоль ограды, пытаясь привлечь её внимание, но не был ни услышан, ни заметен. Тяжело дыша, он вновь остановился, проедая голубыми ледяными глазами силуэты. Он попятился, а затем вновь метнулся к ограде, со всей силой столкнувшись с досками грудью, из-за чего послышался скрип. Хиту было чертовски досадно. Почему Кесс с каким-то чужаком, а не с ним? Ревность разъедала всё внутри и не давала успокоиться, обдумать всё и трезво взглянуть на вещи. Мустанг зафырчал, со всей силой давя грудью ограду от возмущения и негодования. Хит видел, как исчезла за горизонтом хозяйка и незнакомая лошадь. Он лишь молча стоял и смотрел вдаль, пока не сорвался в карьер, бесцельно носясь вдоль ограды, пытаясь через свои копыта выразить всю злость и бешенство на твёрдой земле. Конюх, открыл калитку, чтобы забрать Хита, но, увидев несущуюся на всех парах лошадь, поспешил убраться с её пути. Пегий миновал открытые ворота и побежал более сдержанным галопом в сторону побережья. Он ещё не был там, но догадывался, где могут находится Кесс и конь. Ничто не говорило так, как запахи. Следуя оставленному шлейфу ароматов, Хитман перешёл в свободную рысь, заметив, что никто за ним не гонится, не преследует. Он даже был готов получить наказание от Кесседи, но сначала ему нужно было всё понять и выяснить. Пегий перешёл и вовсе шаг, пытаясь составить в уме какую-то картину происходящего. Отдышавшись, он остановился и огляделся по сторонам - ни души. Что-то неприятно щекотало внутри, щемило и не давало покоя. Мустанг не понимал, отчего так разволновался. Ему почему-то казалось, что должно случиться что-то нехорошее, но он не понимал, откуда именно исходит опасность. Животные ведь могут предчувствовать? Могут. Вот и Хит был не исключением. Он поднял голову и стал жадно вдыхать воздух и, обнаружив цепочку знакомого запаха, пошёл за ней. С приближением к побережью, ноги Хита невольно и сами по себе стали ускоряться. Он уже бежал довольно стремительным галопом, пока не выпрыгнул из-за кустов. Увиденное заставило его замереть. Свободно блуждающий туда-сюда по берегу гнедой чистокровка, но с ним-то ладно... Кесседи. Кессиди сидела на камне как-то странно, неестественно. Пегий приветственно загоготал и неторопливой рысью приблизился к хозяйке. Обнюхав её с ног до головы, Хит почувствовал что-то неладное, но он не понимал, откуда исходит тревога. Пегий стал нервно тыкаться носом в хозяйку, ходя вокруг. Он не мог спросить "Что с тобой? Что случилось?", поэтому приходилось выражаться лишь жестами и действиями. Хит наконец-то перестал ходить волчком вокруг хозяйки и остановился перед ней, обдувая воздухом, вырывающимся из розовых ноздрей, её лоб и волосы.

0

7

Дело дрянь.
Кесс поняла это, как только услышала свисты и хрипы, сдавленно вылетающие из горла. Перед глазами то темнело, то светлело так ярко, что было невозможно что - либо различить. Гнедой силуэт смазанно прошел мимо. В горле комом встала тревога. Если с ней что - то случится, то что будет с Хитом? Что станет с Ксааром?
Хита наверняка выкупит Фред, но захочется ли пегому жить после того, как его в очередной раз бросят - уже навсегда? А Ксаар? Его мигом продадут, сделав на нем очередной спортивный рекорд, а потом, измученного и убитого отправят на бойню. Она не хотела такой судьбы для своих лошадей. Девушка постаралась встать, но ничего не получалось. Малейшее движение забирало, казалось бы, весь воздух и она снова падала на колени. Астма - это все - таки очень страшно. Кесс понимала, что ей необходим препарат, иначе она рискует умереть здесь - так глупо и нелепо, раскинувшись на камнях. А когда ее найдут рядом будет бродить гнедой, если конечно, не уйдет раньше.
Девушка почувствовала тычок в спину и попыталась обернуться, как то успокоить лошадь, но гнедой уже отошел прочь. Кесседи снова судорожно вздохнула и закрыла глаза. Самое главное не паниковать. При панике ее бронхи сужались еще сильнее и шанс что она задохнется - выше.
Сзади послышалось взволнованное ржание и в первый момент Кесс подумала, что это галлюцинации. Откуда бы Хиту взяться на пляже, если он сейчас в деннике? Да и как бы он ее нашел?
Шатенка почувствовала, как горячий воздух коснулся ее лица и открыла глаза. Рыжее. Белое. Голубое.
Хит.
Её верный, добрый, ласковый Хит. Девушка тепло улыбнулась и осторожно протянула коню руку, положив ее на нос.
- Негодник.... - кашель - Ты сбежал что - ли? - сдавленный хрип - А как сейчас конюх волнуется?
Девушка закашлялась, а потом судорожно вздохнула, пытаясь вдохнуть, но получалось как - то хреново.
- Мне нужно в конюшню, там сумка, а в ней купиратор.
Тихо сказала девушка. Протянув руки она обняла мощную, пеструю шею. и когда конь поднял голову, то поднял и ее. Она встала, чуть согнувшись и облокотившись об атласный бок жеребца.
- Ксаар
Почти шепотом позвала она гнедого. Недоуздок валялся в песке, идти и поднимать его не было сир.
- Ксаар, пошли домой.
Чуть громче сказала девушка и протянула гнедому руку.

0

8

Путь к морскому побережью был пройден довольно быстро. Ира улыбалась, словно Чеширский Кот, понимая, что наконец восседает на спине своего вороного малыша. Когда они достигли берега, она решила узнать, что еще помнит ее жеребчик. Девушка отвела правую руку назад, к крупу вороного. Он знал, что означал этот жест. Именно так она просила его сделать пассаж. Да, она выучила его распознавать каждый ее жест, понимать каждое ее слово. Необыкновенное доверие между ними. Об этом многие мечтали, многие завидовали шатенке. Многие пытались подложить ей мину. А она всегда была впереди. Она не оглядывалась на завистников: зачем? Пусть остаются сзади, пожираемые черной завистью. А Ира будет учить Лейдена все новым и новым премудростям.
Вскоре девушка вернула руку на место, а затем отвела назад левую ладонь, коснувшись крупа Черныша - переход в пиаффе. Да, он и это помнил. Ах, как же это замечательно.. Он не подпустил к себе за эти два года никого, судя по всему. Потому что никто его не испортил. Никто не рвал ему рот мундштуком. Ира знала, он ненавидит, когда на спине его оказывается типичный представитель требовательного рода человеческого. И поэтому никогда он не использовался в прокате. Девушка спасла его от такой участи.
Рука ее вновь оказалась на холке Лелика, а всадница легонько прижала шенкель, заводя жеребца в воду. Он любил воду, можно сказать, обожал ее. А море.. Моря он никогда не видел. Но надо же когда-то начинать?
Легко соскользнув со спины Черныша, шатенка прошла чуть дальше в воду, пока не оказалась в воде по пояс. Шорт она не жалела: все равно на обратном пути высохнут. Протянув руки к вороному, она поманила его к себе, призывая не бояться, не страшиться. Конечно, небольшие волны могли вызвать некое недоверие у тракена, но он привык всюду следовать за Ирой. Верил он, что она никогда не сделает ему ничего дурного. Поэтому и ходил за ней по пятам.
Когда Лейден подошел к всаднице, она широко улыбнулась и обхватила руками его шею, взъерошив отросшую гриву. Кстати, она всегда хотела, чтобы грива у ее малыша стояла торчком. А как он на это смотрит?
- Черныш, я как-нибудь хочу тебя постричь. Не будешь против? Обещаю, что страшненького я из тебя не сделаю! - усмехнувшись, она заглянула жеребцу в глаза. А в следующую секунду брызнула на него водой, отплыв чуть подальше, чтобы не попасть под увесистую "сдачу". Над морскими просторами раздался мелодичный смех всадницы, полный безудержной радости. Радости от того, что все наладилось. Что она вновь со своим любимым конем. Теперь уже навсегда.

0

9

Наверное, работа берейтором – одна из лучших вакансий, которые может предложить современный рынок труда. Ты ездишь верхом на лошади, получаешь удовольствие от общения с ней, и за всё это тебе ещё и деньги платят.
Из-под сводов конюшни пара нырнула в летний июльский зной, казалось, воздух загустел вокруг них, наполнившись слегка уловимым назойливым звоном. Высоко над головами, над тёмно-зелёной листвой гудело раскалённое небо, пронизанное палящим светилом.
Расстегнув рубашку, оголившую торс, Ральф повёл Гранд Ривера под тень ближайших деревьев – в лес. Оставалось только надеяться, что жеребец чувствует ту же леность, что и человек и не станет устраивать ему весёлые побеги и последующие за ними "догонялки".
Чтобы хоть как-то скоротать время в дороге, уже больше для себя, чем для лошади, мужчина проговорил: Меня зовут Ральф Краучер, будем знакомы. Я твой новый берейтор, надеюсь, мы сработаемся. Погладив Ривера по плечу, мулат мысленно оценивал своё новое «детище»: Красавец, конечно, красавец. Крепкий на вид, здоровый. Интересно, каков он под седлом, но если изменений погоды не предвидится, то полноценно тренироваться следует либо совсем с утра, либо вечером.
Тем временем, по пятнистому корпусу побежали неразборчивые солнечные блики, чередуясь и нагоняя друг друга – мужчина со своей лошадью вошёл в лес. Широкая дорога длинной аллеи медленно уходила назад под копытами Гранда и размашистыми шагами мулата. Чем дальше они шли, тем более различим становился шум морских волн, перекатывающих гальку на побережье. Скоро придём, наверное. – проговорил мужчина, обращаясь к жеребцу.
И действительно, они сошли на более узкую дорожку, ответвляющуюся от основной, и вскоре копыта Ривера ступили на каменистый пологий склон. Но перспектива встретить приближающийся вечер в мужской компании теперь им не грозила – ещё раньше сюда пришла девушка со своим жеребцом. Сначала Краучер обратил внимание только на вороного крупного тракена, выжидая, не будет ли агрессии с его стороны, а уже затем на девушку, что стояла по пояс в воде подле своей лошади.
Добрый день! – воскликнул мужчина, натягивая лучезарную приветливую улыбку. Можно мне присоединиться?
На всякий случай, он взял Гранда покрепче: одной рукой за смотанную корду, другой за нащёчный ремень недоуздка. Не хотелось бы казаться боязливым, но вот чего-чего, а драки жеребцов совсем не хотелось, тем более, Ральф что своего пятнистого подопечного первый раз в жизни видит, что вороного воспитанника той девушки.

0

10

Тракен широко раздул тугие ноздри, вдыхая незнакомые запахи. Одно только присутствие Иры успокаивало. Совсем скоро они снова уйдут с головой в работу, Лейден уже долго не работал… Очень долго. О нём просто забыли после того, как конь убил нескольких конюхов и раздавил берейтора, что пытался вставить в рот мундштук. Но вороной всё выдержал, и вот, похоже – награда.
Вот, вороной почувствовал, что девушка отвела руку, и моментально собрался. Пассаж – один из его любимых элементов. Идеально-собранная, укороченная рысь, так его можно назвать. Задние ноги он сильно подвёл под корпус. Сами движения были эластичные, но в тоже время ритмичные и с активным импульсом. Шея округлена и приподнята, затылок в высшей точке. Без повода и каких-либо приспособлений.
Следом, Ирина отвела левую руку к крупу. И это он помнил. Плавный, едва заметный переход в пиаффе. Теперь уже ритмичная, укороченная, «высокая» рысь на месте. Спина начала мелко колебаться, что  наверняка почувствовала всадница. Мощный круп слегка опущен, задние ноги также подведены под корпус, давая передней части тела большую «невесомость», лёгкость. Движения передних ног с неким подвисанием.
И вот, почувствовав руку на холке, а затем лёгкий шенкель, жеребец всё с тем же сбором двинулся вперёд, перейдя сначала в лёгкую рысь, затем в шаг. Лейден вошёл в воду, и всё тело окутала мелкая приятная дрожь. Игриво заржав, тракен сунул нос в воду и сделал глоток, резко вскинув голову и попятившись назад.
Чёрт! Что это такое? Почему солёная? Не выходя полностью из воды, конь остановился и высунул шершавый язык, забавно растопырив уши и повернув голову в сторону девушки. Та невесомо спешилась и последовала на глубину, затем повернулась и поманила к себе лошадь. Тот поморщил нос, всё ещё чувствуя переизбыток соли во рту. Кончик розового языка был виден. В недоумении,  тракен почувствовал прибытие небольших волн и одним рывком оказался около Иры, отведя уши назад и прижавшись носом к её плечу.
- Ир, а Ир.. Она солёная, представляешь? – обиженно, словно маленький жеребёнок пробубнел Лейден, зажмурившись от прикосновений любимой хозяйки. Пусть, пусть она ещё не выкупила, но сердце жеребца принимает только её. И никого другого. Чувствуя руку, что взъерошила отросшую гриву, тракен решил не отличаться и принялся мягкими губами перебирать волосы девушки, делая очень красивую, как ему показалось, причёску.
- Черныш, я как-нибудь хочу тебя постричь. Не будешь против? Обещаю, что страшненького я из тебя не сделаю! – Она посмотрела в тёмные, большие глаза животного и … обрызнула того водой! Выездюк задрал голову и повёл ушами, громко всхрапнув.
- Как постричь? Меня? Ну ладно… Разрешааю, - последнюю фразу он протянул слегка закатив глаза. А теперь надо было «отомстить». Порой игры жеребца оканчивались для Ирины не слишком хорошо. Иногда он сильно входил в образ. Услышав смех и увидев отплывающую Иру, тракен мелко посеменил за ней. Вода сковывала движения, но всё же лошадь сильнее человека, и вороной быстро нагнал шатенку. Лейден поднялся на дыбы и с громким шлепком опустился, обрызгав и девушку, и себя.
Лошадь задорно улыбнулась и уставилась на расплывающиеся круги. Но вот, в нос попал незнакомый запах… Резко повернув голову в сторону его источника, тракен прижал одно ухо. Неподалёку была ещё одна пара всадник-лошадь. Мужчина на пятнистом жеребце, что явно опасался то ли за себя, то ли за коня.
Вороной теперь уже плотно прижал оба уха, и с лёгкой крысой встал между девушкой и незнакомцем,  ревниво бубукая что-то себе под нос. Лязгнув зубами, вороной уткнулся носом в плечо девушки. Они только встретились после долгой разлуки, и теперь, он не отдаст её никому, на что бы тот мужчина ни рассчитывал. Угрожающе выгнув мощную шею, выездюк покосился в сторону незнакомцев и захрапел, отвернувшись к Ире.

0

11

Квифилио не знал, куда они идут. Не важно куда, главное по-дальше от конюшни. Дорогу он запоминал хорошо, поэтому с обратным путем проблем не возникнет.
С каждым шагом, воздух становился все соленей и соленей. Вскоре все деревья и колючие ветки остались позади. Они оказались на побережье. На озеро этот водоем мало тянул, да и воздух был через чур соленый. Море? Похоже на то.
Квифилио опустил чолку вороной и полной грудью вдохнул новый для него запах.
"Как жаль, что она этого не увидит" - проскользнуло в мыслях коня.
- Перед нами море, - приятным боритоном проговрил конь.
Белоснежным направился вперед. Он не стал звать Лэйд, потому что она думал, нет, она знал, что она пойдет за ним. Слепота хорошо обостряет другие чувства.
Стояла бы сейчас жара, жеребец бы не раздумывая пустился в воду. Но погода стояла все же не для купания, заболеть он не хотел, к тому же иммунитет его не адаптировался к нынешним условиям.
Остановившись возле самой воды, Квифо смотрел в даль и ждал, пока подойдет Мунлайт.
Волны обмывали предние копыта жеребца, слегка задевая сами ноги, от чего по телу время от времени пробегали муражки. Но вскоре он привык.

0

12

...из прошлого в реальность, аля флешбек
" - И удобно ли тебе идти, задрав голову?" - все ворчала ты про себя. Хоть Квифилио и вытащил тебя из тюрьмы и хоть он сейчас вел тебя за челку, пытаясь помочь пройти препятствия, ты ворчала. И ворчала потому, что считала что можешь справиться сама. Ну ты же не инвалид, в конце концов. Но весь негатив, все твое недовольство постепенно рассеивались в пространстве. Где вы сейчас? Хруст сухих веток под копытами, частые маленькие пеньки, о которые ты спотыкалась, ветви старых и молодых хранителей леса, скользящие по лицу, душераздирающий крик угольного ворона. Ты улыбнулась. Вы были в лесу. Легкие наполнялись сладким, дурманящим воздухом, сердце бешено билось, заставляя весь организм спешить. Голова шла ходом от переполняющей радости. Хотелось петь
Проводник остановился, и вслед за ним остановилась ты. Твое существо уже успело заметить, что веток, скользящих по лицу, стало меньше, а после не стало и вовсе. Лесной воздух сменился на более терпкий и соленый. И этому воздуху ты внимала еще больше. Он еще больше дурманил голову и еще быстрее заставил биться сердце.
- Перед нами море
- Да, я знаю, - ты мягко улыбнулась. Квифилио пошел вперед, ближе к морю. Ты поняла это, услышав шорох, должно быть золотого, песка. И тогда ты направилась вслед за жеребцом. Когда ты поравнялась с ним, то тоже остановилась и тоже, как и он, почувствовала холодность нежных волн и холодность самого моря. Сердце вновь понеслось галопом, по телу разливалось странное приятное тепло. Ты подняла голову к небу и попыталась разглядеть его своими слепыми глазами. На миг тебе показалось, что ты видишь птицу. Белую, с желтым, как само солнце, клювом. Ты понимала, что это всего лишь разыгравшееся воображение, которое, к слову, ты очень любила, но тем не менее, эта птица очень обрадовала тебя. Она внушила тебя на пару минут ощущение, будто бы ты видишь. О, это было просто волшебное чувство! Ты оглянулась назад, и увидела слепыми глазами лес. Зеленый, красивый. Ты опустила голову к кромке воды и будто бы увидела голубую воду. А там, вдали, возле горизонта пестрело солнце. И вокруг него пестрели розовые, оранжевые, желтые, зеленые и красные облака.
- Спасибо, - тихо поблагодарила ты Квифилио, - как ты думаешь, скоро ли люди нас найдут?

0

13

- Да не за что, я рад, что смог найти друга (после этого слова он сделал небольшую паузу) на этой конюшне. Многие здесь слишком высокомерные, - произнес Квифилио, - думаю они сначала будут прошаривать лес, поля, а потом только придут сюда. Прости, если сделал тебе больно, - вновь сказал жеребец, имея в виду челку.
Он вновь повернулся в сторону моря. Опустив морду, он задел носом соленую морду, не довольно фыркнув.
- Из-за чего ты ослепла? Если не хочешь говорить на эту тему, так и скажи, - в голосе появились некие нотки напряжения.
Он был рад, что мог сейчас просто вот так вот стоять с новой знакомой и разговаривать по душам. Ему этого не хватало после переезда. Он мог часами сейчас стоять и слушать Мунлайт, о чем бы она ни говорила.
Жеребец был старше нее на три года, но чувство было, будто они ровесники, хотя он в свои четыре года еще был "жеребенком", который носился на свободе. Через пол года только его начали заезжать. А Лэйд за свои четыре года натерпелась того, что врагу не пожелаешь..

офф: прости, пост не клеится=(

0

14

--->Границы левад.

ЛЕВАДА.
Как не странно, но этому большому жеребенку жутко хотелось бесится. Играть, играть, играть! Возможно с Гриком, но тот был за забором. По этому отложив эту мысли и печально вздохнув, Галассия хотела продолжить мучить своего "братика", но обратила внимание на его "поверженную" грудь.
- Больно? - Растопырив ушки и коснувшись мягким, бархатным носом грудной клетки, подбив лоснящиеся бока, топнула задней ногой. Могла бы она, то вскинула брови, но нет. Ждет вранья, мол: "Не больно, все хорошо." Хотя очень не любит вранье, это же отвратительно!
- Нет, ни сколько. - Ответил рыжий на вопрос Галлы. Раздув ноздри и встрепенувшись, кобылица оглянулась на деревья, которые были в каждой леваде. Полу голые, а если и была "одежда", то вся яркая и лучезарная. Но была и печальная сторона осени, ага! Вот и она. Надвигалась туча и некоторых лошадей уже начали потихоньку уводить других лошадей, но кто-то упрямился, кто-то пулей летел по территории Конно-Спортивного Центра, кого-то все же могли спокойно уводить. Ага, вот конюх который привел русскую верховую, слез с забора и отдалившись от группы других конюхов, пошел к двери левады для кобыл. Отварив калитку, мужчина перебирая чумбур в руках, пошел в сторону золотисто-рыжего "брака". Показав конюху язык, русачка пустилась в галоп по леваде, задрав хвост и выдавая козлов. по конкурному перепрыгивая кобыл которые лежали и оглядываясь на мужчину, восьмилетняя кобылица мотала мордой и встав на другом конце левады, поднялась на дыбы и встала после на все четыре ноги. Начав копытить, изящно согнув шею лебедем и растопырив ушки.
- Эй, красавица, успокойся! - Усмехнулся парень и вытащив три кубика рафинада, поманил Галассию сахаром на раскрытой ладони. Загугукав и начав кивать, кобылка подбежала рысцой к парню и чуть не снеся его с ног, обслюнявила руку и только хотела хитрым приемом убежать, оказалась пристегнутая карабином чумбура к кольцу твоего недоуздка.
- Нигодяй! - Фыркнула восьмилетка и пробубукав что-то себе под нос, потянула мужчина за собой по леваде.
- Э-э-э, нет, дорогуша! - Рассмеялся тот и похлопав Галу по шее, повел в сторону ворот.
- Ну ла-а-адно... - Недовольно протянула Лассия и задрав морду, на прощание заржала Грику. Скрипя, калитка открылась и вдруг Золоту от куда-то со стороны моря ударил щекотящий ноздри аромат. Побив бока хвостом и выдав козла, золотисто-рыжая резким рывком морды, выдернула чумбур из рук человека и рванула карьером в неизвестном направлении. Тот побежал за кобылкой, но отстал и пошел "на память".

МОРСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ.
Почувствовав под копытами песок, Галассия раздула ноздри и растопырила рыжие ушки. Чумбур болтался и неприятно бил по грудной клетке. Ты высунула язык, часто оглядываясь. Еще убегая от толстого конюха, золотисто-рыжая увидела как Грик устроил потасовку в леваде и рванул за тобой. Ты выдала козла и когда Рыжик побежал рядом, упрямо боднула его в плечо, громко загугукав. Морской ветер бил в ноздри Золоту, что немного напрягало. Жизнь Галы всегда была такова: левада, тренировка, конюшня. И фиг тебе что-то еще. Даже при работе с Ральфом в лесу, Лассия вела себя ошарашенно. Кобылка вспомнила мулата, этот гаденыш так и не пришел больше, ты на него обиделась на веки-вечные, да-да-да.  Восьмилетняя русачка влетела в воду по "каштаны" и задрав ногу в прохладной воде, топнула. Брызги долетели и до трехлетки, на что ты ответила игривым храпом и киванием головы. На закате, эта рыжая парочка у моря выглядела шикарно, конечно пока не прибегут конюхи и не начнутся скачки.

Офф:

Ради тебя написала, хрень какую-то.

0

15

Какое то время назад, Грик находился уже на этом месте. он был здесь с кобылой, с которой они так же ловко удрали от конюхов. Только тогда всех лошадей водили купаться озеро и вырваться из рук мужиков было гораздо легче. Да и сейчас сбежать особого труда не составило.
Грик бежал по лесу, наслаждаясь быстрым галопом и временной свободой. Мышцы его вытягивались как гитарные струны и тут же собирались обратно, потом опять вытягивались и все повторялось сначала. Копыта ступали и тут же отталкивались от мягких, сырых осенний листьев. Грик сливался со всей осенней лучезарностью этого леса. От быстрых и сильных движений жеребца, ветви деревьев начинали покачиваться и сбрасывали с себя оставшиеся листья, тем самым без всякого стыда обнажая себя еще сильнее.
Воздух становился все прохладнее и соленее. В горле начинало потихоньку першить. Вот уже сквозь стволы деревьев начинала показываться синева. Нет, не небесная, а морская. Грик перешел на размашистую рысь, а после, и вовсе на спокойный шаг.
Сырой грунт сменился сыпучим песком. копыта рыжего утопали в нем, доставляя приятное расслабление ногам. Ребро раздувались и вновь сужались. Здешний воздух заставлял кашлять, но Грик лишь пару раз недовольно фыркнул.
А здесь ничего не изменилась с того раза. Разве что стало по-прохладнее, и волны стали больше.
Наконец-то приведя свое дыхание в норму, Грик пошел вперед. Ноги немного гудели от такой пробежки, как никак, он стоял в деннике около месяца.
Наконец-то его мышцы смогли успокоиться. Грик зашел в воду, закрывая скакательные суставы. Она с приятной болью охлаждала его ноги. Вперед, с полной уверенностью уже зашла Галла. Видимо она не ожидала, что вода окажется на столько холодно и подняла заднюю ногу, быстро поставив ее обратно. Брызги полетели в разные стороны. Естественно, они не могли не задеть Грика. Даже не то, чтобы задеть, его накрыло легкой волной. Золотая же не обратила на это внимания, вроде.
Ничего ей не сказав, Грик стал тихонько приближаться к кобыле, после чего, резко на прыгнул на нее, заваливая ее на бок.
Жеребец прекрасно понимал, что эта ихняя прогулка может закончиться мало того, что огромными люлями от конюхов, еще и не хилой простудой, которая принесет еще больших люлей. Но он так давно не развлекался, поэтому сейчас, отбросив все предрассудки в сторону, он развлекался со своей подругой.

0

16

Грик подходил медленно, думая что Галассия не замечает. Ненароком повернув морду в сторону рыжего, кобыла показала ему язык, помотав головой. Наверное англичанину это не понравилось и он завалил восьмилетку в воду. Русачка растопырила ушки и раздув ноздри, фыркнула. В нос попала соленая капля. Золотисто-рыжая вскочила и отряхнулась. Вода, вода, уходи на Грииика. Встав на дыбы перед жеребцом, и громко топнув, Гала весело замотала мордой. О да, брызги разлетелись смачно и решив не дожидаться "кары небес", "бракованная" пустилась наутек. Только искры сверкали, ну или по другому - вспенившиеся волны бились о ноги англичанина. Лассия через промежуток расстояния выбежала из воды и выдав козла, показала язык жеребцу, начав копать землю копытом, мол: "Не приближайся!" Подбив блестящие бока мокрым хвостом Золотисто-рыжая покрутилась на месте и кинув взгляд на Грика, замотала мордой, ударяя плечи болтающимся чумбуром и пятясь. Встав на дыбы, заржав и мотая ногами, кобылица побежала галопом на "братика". Обогнув его и пихнув боком, Золото радостно закивала мордой и топнула ногой около его морды. Опустив к нему морду и обнюхав, золотисто-рыжая с визгом отскочила и ударяя хвостом себя по бокам, обошла жеребца кругом, остановившись на мели. Она остановилась там, где вода при гоняемая волнами, еле касалась копыт. При каждой такой волне, Галассия пятилась назад, прижимая ноги к груди. Когда все закончилось, русачка медленно подошла к Грику.
- Ты как? - Рассмеялась золотисто-рыжая, тыкая в его бок мягким носом.

Офф:

Бреед, жутко маленький бреед. Таня, прости меня -.-

0

17

Галассия разошлась не на шутку. Она скакала из стороны в сторону, окатывая рыжего ледяными брызгами. Вода неприятно холодила шкуру. Не обращая на это никакого внимания, Грик продолжал развлекаться со своей подругой. Скачками он вылетел из воды, пихая носом золотую, на что получил такой же толчок в ответ.
Резкое ухудшение погоды явно поубавил пыл кобылы.
- Ты как? - веселым голосом, приятно тычась в рыжий бог жеребца.
Грик немного медлил  ответом, пытаясь отдышаться. Шкуру подмочил он явно больше, чем Галла. Его можно было хоть выжимать, вода стекала многозначительными струйками с его боков и живота. Одна трехлетка продолжал вести себя, как ни в чем не бывало, хоть и мышцы начинали столбенеть от холода.
- Да вроде бы нормально, - с легкой усмешкой в уголках губ произнес Грик, - я думаю, что на сегодня с нас хватит водных процедур. Ты не замерзла?
Ветер усиливался, заставляя жеребца переминаться с ноги на ногу, а потом и вовсе начать топтаться возле золотистой.
Небо почти полностью затянуло тучами. Причем не грозовыми - черными и кучерявыми, а какими-то светло-серыми, заводя всех в заблуждение о своей значимости.
Подул более прохладный и более морозный ветер. И через пару минут на рыжих шкурах лошадей стали появляться белые крапинки, которые тут же исчезали. Пошел первый снег. Он шел мелкими, еле видными снежинками, которые таяли, не успевая долететь до земли.
Но, не смотря на все это, на то, что Грику безумно было холодно - конюшня, это последнее место на данный момент, где бы он хотел очутиться.
Подняв голову к небу, Грик с удовольствием стал наблюдать за падающим снегом.

0


Вы здесь » Stars of Pallada » Окружающие территории » Морское побережье