Вверх страницы
Вниз страницы

Stars of Pallada

Объявление








   
   
   


"...На всей земле по пальцам можно пересчитать тех, в чьей жизни и памяти, в испытаниях судьбы и личных пристрастиях лошадь вовсе не занимала бы места..."
________________________________

»» КСЦ приобрел наконец, свою заслуженную популярность. Спортсмены стекаются в Шотландию, в надежде добиться больших успехов, а любители и частники с радостью открывают себе тихий, спокойный мирок. Плацы и манежи забиты до отказа, иногда приходится подолгу ждать своей очереди. И еще - бы! Ведь впереди соревнования, главным призом в которых станет....а вот это уже сюрприз. Заинтригованные спортсмены спешат зарегистрироваться и начинают интенсивные тренировки. У любителей - же жизнь идет более спокойным ритмом, но в толпе пошел слух о КЮРе, который состоится в ближайшее время и об открытом аукционе, где одни из лучших лошадей КСЦ будут предлагаться по смехотворным ценам. Но окажутся - ли слухи правдой?
»» В городке осень раскрасила улицы, подстегивая людей к празднованию ежегодного карнавала, а после и Хэллоуина. Теперь темнеет рано, но улицы освещают яркие блики карнавальных фонарей, которыми люди украшают дома. Улицы кипят жизнью, открываются новые магазины, появляются новые лица, все пестрит и светится улыбками. Новоприбывшие спешат занять комфортные квартиры или уютные загородные домики, влюбленные еще купаются в фонтанах, а в парказ забиты все скамейки. Осень будто - бы вдохнула жизнь в Норт - Бервик.
»» Внимание лошадям - скоро у нас будет проводиться открытый аукцион, где ваша цена будет снижена на 60%, что облегчит вашу покупку для всех желающих. Для аукциона будет создана специальная тема. Все, кто желает записаться пишите в личку администраторам - породу, возраст, масть, спортивные достижения и цену.
»» Стартует новый конкурс "Ты, да я, да мы с тобой". Цель конкурса в два поста (лошади и человека) как можно более красиво описать ваши отношения, полные любви, взаимопонимания и доверия. Победители получат награды. Люди - денежные призы и БЕСПЛАТНЫЙ амуничник, а лошади будут переведены в частную конюшню, автоматически попадая в частные руки к людям абсолютно бесплатно.

   


погода:
Все молчаливей и грустней становится осень. Пришла пора для поздней осени - месяц ноябрь. Совсем редко стало появляться солнце. Кучевые облака на небе сменила тусклая серая пленка. Тепла совсем уж не осталось. Снега мало, если и выпадет, то снежный покров неустойчивый, от чего и погода кажется особо холодной. Посохшую траву приминает мокрый снег. на воде образуется тоненький ледок. То дождь со снегом вихрем крутит, то просто мелкой изморосью непрестанно льет весь день, а то и солнце выглянет немного и тут же спрячется за линию дождя. Средняя температура: 0С - -10С

события в игре:

Наконец - то началась запись на долгожданные соревнования, которые были отложены в связи с отъездом спортсменов и берейторов на заслуженный летний отдых. Регистрация снова открыта и конники спешат пробиться на свое место под солнцем, ведь призы в этом году просто умопомрачительные. Тем временем строятся хрупкие, новые отношения и между людьми. У Кесседи с Вардом твориться что - то непонятное, и молодые люди, кажется, еще пытаются преодолеть трудности в отношениях, а вот у Доминики и Купера все складывается как нельзя удачно, может у нас появиться крепкий союз? Время покажет.


Не забываем поддерживать нас!
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP





Конная ролевая Паломино 2 Only Your Way

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Stars of Pallada » Свободный выгул » Границы левад


Границы левад

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://s51.radikal.ru/i134/1206/82/8e0d960827f8.png
Здесь могут вдоволь посудачить те, кто к сожалению разделен по разным причинам. Кобылы с жеребцами - как правило, здесь могут не только обрести любовь, но и завязать крепкую дружбу.

0

2

С прибытия Батара на новую конюшню прошла неделя. У коня сложилось впечатление что про него забыли. Всю неделю он провел в бесцельном наматывании кругов по деннику, прерываясь только  чтобы попить воды, и поесть. Устав от бесконечного хождения, он встал и уткнулся носом в угол. Дверь денника со скрипом открылась. Конь обернулся на звук и посмотрел на вошедшего. Человек неуверенно жался около входа в денник  сжимал в руках чомбур. Конь заложил назад уши и предупреждающе щелнул зубами. Человек не уходил. Тогда Батар развернулся и пошел на него. Подойдя в упор конь остановился и наблюдал за реакцией человека. Он осторжно протянул руку к недоуздку. Батар стоял. Конюх пристегнул чомбур к недоуздку и тихонько потянул. Конь уперся и не выходил. Он потянул сильнее,и Батар галопом вылетел из денника и понесся по проходу волоча несчастного по проходу. Люди с криками разбегались перед несущимся конем. Не сбавляя хода жеребец вылетел из конюшни и остановился,дыша полной грудью, наслаждаясь осенним свежим воздухом. Человек поднялся с земли, отряхнул одежду и с укором взгянул на коня. Батар злобно зыркнул в ответ. Конюх на этот раз осторожнее потянул коня за недоуздок. Жеребец с неохотой пошел за ним. Они шли по ухоженной аллее,мимо других лвад, где гуляли лошади. Батар призывно ржал, но никто ему не отзывался. Наконец они дошли до самой дальней левады. Человек завел его в открытые ворота левады,отстегнул чомбур и поспешно вышел за ее пределы. Как только закрылась щеколда на воротах, Батар сорвался с места в галоп.Он черной стрелой носился из одного края в другой. Он весело ржал, подкидывал задом, резко останавливался вставал на свечу и так же резко срывался в галоп. Немного запыхавшись воронной жеребец остановился. Его мышцы немного гудели от непривычного движения. Глубоко дыша он пошел широкой рысью вдоль забора. Солнце пригревало,в кронах высоких деревьев щебетали птицы.

Отредактировано Батар (2012-10-02 14:55:03)

0

3

Всю ночь Капа не смыкала глаз. Прижавшись крупом к дальнему углу денника, она реагировала на каждый шорох или звук. С утра зашел конюх и насыпал овес в кормушку. Капа даже подходить не стала. Аппетита сейчас не было никакого, хоть и живот предательски урчал.
Ближе к полудню в ее денник опять зашел конюх, но на уэтот раз другой - пожилой, маленький, худощавый мужичок.
Каприоль встрепенулась и уперлась еще сильнее в стену так, что задние ноги начали месить под собой грязные опилы.
- Тише, девочка. Чего ты боишься? Я тебя не обижу.
Одну руку мужик вытянул в перед, другую же спрятал за своей спиной. Серая прижалсь, как только могла. Старик не растерявшись, схватил ее за недоуздок и тут же в денник забежало еще два мужика. Пока кобыла не успела прийти в себя, к ее недоуздку уже было престегнуто три корды.
Из деника ее вытаскивали все трое мужиков, так как Каприоль уперлась ногами в пол. Но сил в них было больше, пришло повиноваться. Кобылу вели в сторону выхода. Серая пыталась вставать на свечу, пинаться, рывками то тормозить, то подаваться в перед, но все попытки пресекались раньше их совершения.
Таким манерами Капу вели до самой левады.
Возле ворот, один конюх отпустил корду, открывая двери. Естественно, кобыла не могла не испугаться оград, поэтому, растащив мужиков, она рванула вперед. Те в свою очередь отпустили корды.
- Чертова кобыла! - заорал один из них.
Махнув на нее рукой, ушли в сторону конюшни.
Серая со всех ног рванула вперед. Сама того не замечая, она наступила на одну из корд и, дернув головой, порвала на себе недоуздок. Тут же отскочила в сторону и всем весом навалилась на стоящую сбоку ограду. От той послышался только треск.
Встав на ноги, Капа замерла.
Сердце колотилось, как бешенное. Ноги дрожали. От страха она вся намокла. Светло-серая шкура теперь была темно-серой.
Неотходя от той самой ограды, она послышала шорох. Серая подпрыгла на всех четырех ногах. Но страх здесь был излишни. На той стороне ограды носился жеребец.
Еще в дикой природе она боялась присутствия других лошадей. А жеребцов она вообще избегала.
Направив уши в сторону жеребца, кобыла стояла неподвижно, наблюдая за его движениями.

0

4

Ты идешь по асфальтированной тропинке, сжав челюсти. В тебе затаился страх, ведь ты ничего тут не видишь кроме темноты, гребаная "маска". Но вы остановились, а ты не послушалась и потянула ногу вперед, упершись в изгородь и сразу отскочила назад, но была ударена по крупу юношей и встала на место. Марк снял с тебя ногавки, ведь только он осмелится это сделать. Так же он снял попону, мешок и "маску". Прижатые уши слегка вздрогнули, а ты зажмурила глаза от яркого света и сморщив храп, всхрапнула. Марк похлопал тебя по темному боку и открыв калитку, отстегнула карабин чумбура от кольца недоуздка и хлопнула ладонью по крупу. Свобода... Ты понимаешь что относительная свобода, и что к завтрашнему дню уже заноешь о таком родном и единственному из прошлого человека, но все равно ты отдала бойкого и дерзкого козла, пустившись по одиночной леваде карьером. Ты бежишь, ветер перебирает аккуратно подстриженную гриву и хвост и ты уже закрываешь глаза, как врезаешься грудью в забор и с яростью встаешь на дыбы. Ты молчишь, размахивая ногами и опустившись на все четыре, обнюхиваешь своего "врага". От мощного удара осталась трещина, и ты когда нибудь ее доработаешь и выбравшись, убежишь подальше, но не сейчас. Подбив вороным хвостом себя по бокам, ты поперлась по "кольцу" левады и остановилась, услышав отдаленное ржание. Оглянувшись, ты опечалилась еще больше, увидев других лошадей, но были и положительные моменты, эти смертные были в других левадах, а ты не одна, ты одиночка. Почесав храпом о забор, ты громко топнула и опустив морду к левой передней ноге, "погрызла" ее как собака косточку. Вся левада была уже в зелено-желтой траве, а единственное дерево которое там было - клен, окрасился в разные и довольно яркие цвета. Но это не твое дерево, хотя очень яркое, тебе нравиться дуб. Такой мощный, темный, скорее всего как ты. Рысью направившись к дереву, ты уже разогналась и чуть не врезавшись в мощный ствол, увернулась и снова этот деревянный, злобный и бесчувственный забор. Грудь, твоя бедная, больная грудь. Ты чуть прихрамывая, подошла к растению и оперев свое бренное тело  на его ствол, легла рядом. Поведя прижатым ухом в сторону, ты обратила внимание на то, что в соседней леваде гуляли жеребцы. Почему тебя не запустили в леваду для кобыл? Ооо, эта история произошла бы с кровопролитием их крови, ну и твоей в частности. А ты терпишь, ты терпишь боль и ношения титула "одиночка". С виду тебе этого хватает, но где то в душе, твое маленькое "Я", проливает горестные слезы о тепле которое ты так жестоко хочешь. И не это тепло которое дарит бездушное отопление, а ту душу, которая тебя сможет понять и поддержать. Ты живой мертвец. С одной стороны ты живешь, ешь, спишь, пьешь. А с другой, ты мертва, во всех смыслах этой жизни. Ты носишь свое мертвое тело по этой жалкой земле, а сама не понимая того, наживаешь себе врагов. Но тебе все равно, ты упиваешься смертью.

0

5

Чучух-чучух, чучух-чучух, и ты лежишь на опилках, как мертвый высунув язык. Твой "характер" в анкете не полный, ты же такая разнообразная личность. Тут одна ситуация, здесь другая. А вот в коневозе ты по истине кайфуешь. Запах бензина, для тебя он идеален, а эта качка, клонит тебя в сон, но как только ты закрываешь глаза и начинаешь дремать, под колеса машины попадается кочка и ты подскакиваешь вместе с всей машиной. Вздрогнув, ты просыпаешься и лежишь в темноте, дергая ушами. Ты пытаешься встать, но при первой попытке, падаешь как новорожденный жеребенок. Глухо усмехнувшись, ты продолжаешь валяться, но вот вскоре происходит остановка и ты рывком вскакиваешь. "Никто тебе все равно не поверит." Гласит народная премудрость, которую вороной всегда повторяет "тягачу". Облизнув губы, жеребец копнул подстилку и дождался когда парень зайдет в помещение. Встав на дыбы, Арзид тем самым пригрозил мужчине копытами и грозно храпя, пошел на него тараном. Ты выбежал на улицу, повалив на пол мужика и встав на дыбы, грозно начал гарцевать. В сборе он был прекрасен. Его мощное, вороное, блестящее на солнце тело, переливалось бархатом и его мощь поражала. Вскоре мужик оклемался и пристегнув чумбур к недоуздку, побежал к леваде. Да, да, именно побежал.  Карачаевец не убежал, ему это не нужно. В конюшне есть все что нужно: еда, теплое помещение, работа, двуногие существа которые будут тебе скармливать вкусную еду. В конце концов соперники на которых можно выпустить пар, кобылы которых ты кроешь, дальше в общем не интересно. Так почему он побежал? Побыстрей избавиться от этой бестии, смыться да побыстрей и без всяких проблем. А ты бежишь, громко храпя, топая и часто выдавая козлов на бегу. Ты уже заметил кобыл и завелся, округлив шею бубликом и навострив уши. Заметив что одна из одиночных левад занята, мужчина отыскал вторую и заметил мимо проходящего конюха.
- Открывай, быстрей, нараспашку! - Закричал коновод и отцепил карабин чумбура от недоуздка. Ты пулей влетел в леваду и гарцуя, пробежав круг, остановился на середине. Копая землю копытом и громко храпя, жеребец встрепенулся и обернувшись на кобылиц, вытянул шею и задрав верхнюю губу, вороной заржал, раздув ноздри. Арзид начал копытить и привстав на дыбы, подбивая мощный круп хвостом, попятился назад "пританцовывая". Все бы хорошо, ты продолжал бы показывать свою красоту, как вдруг... ЖЕРЕБЦЫ! Эти омерзительные существа в соседней леваде, ты прижал уши к затылку и выдавив крысу, заметил особо выделяющегося из толпы, вороного жеребца. "Моя масть! Не позволю!" Как сорвавшийся с цепи бульдог, десятилетка мотнул мордой и начал крутиться у забора левады, которая разделяла тебя и этого сопляка. Громко храпя, копытя и морща храп, ты бы с удовольствием сейчас бы убил его, но предусмотрительный коновод, запустил тебя подальше от всех. Подлец!

0

6

Коневозка. Тесная, вдоволь надоевшая, тёмная. Рыжик лежал на подстилке, делая вид, что обижен на всех и каждого. Король недоволен, олухи, куда вы его ещё тащите? Но неет, они продолжают путь, будто специально выбирая кочки и ямы. Объехать никак, да? Ну и ладно, припомню.
Англичанин громко храпел, глотая воздух, перемешанный с противным запахом бензина. Рёв мотора заставил тонкие уши плотно прижаться к затылку, одиночество в этом некомфортном месте уже надоело, но ты молча лежишь, издавая лишь гулкий храп, что перебивался шумом мотора.
И вот, резкая остановка. Рыжий слегка пошатнулся и громко лязгнул зубами. Из салона тем временем вышел молодой парень. Он опустил трап и зашёл внутрь, к рыжику. Тот с улыбкой  бубнил про себя нечто нечленораздельное. Шак оскалился и поднялся на ноги, возвысившись над двуногим. 
Тот, кажется, думал, что ему попался игривый молодой жеребчик? Нет. Ему попалась вредная оглобля, которая не будет подстраиваться не под кого.
Парень потянул ручонки к недоуздку, пристёгивая карабин чумбура и всё ещё бормоча что-то себе под нос с глупой улыбкой на пол лица.
Жеребец злобно выгнул шею и цапнул парня за палец. Вот тогда послышался привычный американский мат. А на морде скакуна показалась ядовитая улыбка. Вот так.
Парень схватил чумбур и начал выводить англичанина, но тот снова решил действовать по своему сценарию. Несколько мощных рывков, и рыжик уже на улице. А юноша… Юноша с разбитым носом уже чуть не плача продолжает орать, не думая, что этим только ещё больше разозлит лошадь.
- Что такое? Я тебе носик разбил? Потерпишь, красавица, - весёлое ржание, свечка. Жеребец высунул язык и громко гугукнул, подбив мощный бок хвостом, а затем как не в чём и не бывало направившись за молодым человеком, что вытирал кровь какой-то тряпочкой. Открыв ворота левады, тот отстегнул карабин и ладонью подтолкнул коня в круп. И это зря.
Прижав уши, чистокровка лягнул воздух. Чёрт, промазал. Скосив зад в сторону, рыжий вытянул шею через забор и укусил парня за плечо. В миг позабыв о неприятеле, новоприбывший с громким гоготом направился вдоль забора энергичным шагом, глотая ноздрями воздух. Кобылы, жеребцы… Как всех много.
Скакун подошёл к одинокой леваде, в которой была лишь одна лошадь – караковая кобылка.
Форт издал громкое, звонкое ржание, а затем навострил уши в сторону незнакомки, согнув статную шею и принявшись копытить землю, виляя крупом из стороны в сторону.

0

7

Ты лежишь, никого не трогаешь, наслаждаясь тишиной. Все бы ничего, прохлада, северный ветер и ты глубоко в мыслях, вспоминая отца. Такого большого, мощного, но игривого. И мать, такую добрую, ласковую и любящую. Но черт, у тебя забрали все. И маленькую девчушку, которая научила тебя показывать язык, крича на всю конюшню, таким тонким, но родным голоском "НУ ПОКАЖИ!" А после давала дольку кислого зеленого яблока. А ты морщась, показывала язык. Девочка начинала скакать, хлопая в ладоши. В детстве все так сильно не предвещало беды и говорило что люди такие "няшные лапочки". А вот хрен тебе! Ты такая жалкая, что самой противно. Облизнув губы которые уже засохли и обветрились, твой идеальный слух уловил шум. Открыв темные глаза, ты "заглянула" в промежуток между балок левады и не сильно повела ухом в сторону шума. Топот, храп и крики паренька. Этот крик решил сыграть на твоих нервах, ведь ты так не любила шум. Ой как не любила, дай бы Бог тебе волю, молча бы подошла "и уложив одной левой", вернулась на место. Пацаненка же волочил за собой статный, рыжий англичанин. Рыжик. Сразу навеял тебе в дурную голову с злобными тараканами, его окрас. Всех рыжих жеребцов и кобыл так звали на любой конюшне где ты была. Глухо клацнув зубами, ты раздула ноздри и прижала оба ухо. О эти вопли, заткнись ради всего святого, смертный. Паренек не умолкал, пока не уехал коневоз и тогда ты спокойно вздохнув, прильнула шеей к рельефному стволу клена. И ты уже думала что тебя никто не побеспокоит и ты возможно подружишься с ним, но он загоготал так звонко, что ты бы возможно его убила, но тебе явно понравился его голос, что ты впервые за пять лет поприветствовала незнакомца тихим фырканьем. Кто-то бы буркнул "любовь с первого взгляда", а ты сделала это машинально, ради интереса или симпатии. Нет, откинь эти дурные мысли из головы! Смертная, ты глупа не по годам. Наблюдая за жеребцом, ты вздохнула. Тебя в очередной раз как тень у худого человека-анарексика, не заметили и с виду ты ужасно рада, но нет. Где-то там в душе ты корчась и падая на пол от боли, ноешь как тот мальчонка. И это сказываются годы одиночества и молчания... Наверное. Ты понимаешь, если встанешь, тебя заметят. А так, ты лежишь сливаясь с тенью клена и почти не видна между больших и толстых корней, которые вырывались из-под земли. Но увы, рыжий жеребец тебя заметил и в чем-то это было приятно, но ты с виду оставалась непоколебима и хладнокровна. Наблюдая как он "выпендривается" ты робко натянула уголки губ и сразу "сжала" их в привычной манере. Приятно, даже очень. Ты встала не рывком как всегда, а как маленький жеребенок. Сначала задрав зад, а после перед. Грудная клетка заныла, но ты не желая показывать боли, осталась с каменным фейсом лицом. Твой холод бывало поражал твою подсознательность, ведь ты могла там что-то повредить, а если это не узнают то может быть летальный исход! Плевать с высокой колокольни.
- Здравствуй. - Хрипло буркнула себе под нос ты и помявшись на месте, вздрогнула. Даже у такой как ты, "страх" перед сильным, холодным ветром. Который заставлял даже великих исполинов вздрагивать при его завывании. Твое ухо предательски вздрогнуло, но никто не заметил. Если ухо дергается, то это конец, ведь значит тебе он интересен. "Смертная, не смей, иначе я тебе устрою такую сладкую жизнь!" Твердила твоя гордость, а самолюбие ей поддакивало. Ты прижала крепче уши, стиснула скулы и сморщила храп, показывая своим по-королевски невозмутимым видом, что тебе он не интересен. Ты стояла недалеко от забора разделяющего леваду жеребцов и одиночную. Ты переступила с ноги на ногу и облокотилась грудью на забор. Ты согнула шею лебедем тем самым "переступив" заграждение мордой и косо взглянула на англичанина, шлепнув губами. Хорошее начало, ведь когда ты так делаешь, это значит что ты готова общаться с ним. А это - редкость.

Отредактировано Ms Terranova (2012-10-12 14:30:02)

0

8

А ты продолжаешь выпендриваться, мол, смотрите, какой я распрекрасный. Слабые солнечные лучи подыгрывали жеребчику, создавая ещё больше эффектов на блестящей шкуре. Форд навострил уши в сторону кобылицы, что видимо, была чуть постарше. Ничего, в любви все возрасты покорны.
Шучу-шучу. Рыжий почесался храпом о перекладину и подбил хвостом золотисто-рыжий бок.
В других левадах тоже были кобылы, но внимание рыжика приковала именно эта особа. Издав тихий храп, жеребец отвёл уши назад, не прижимая, и чуть слышно гугукнул, когда заметил приближение незнакомки.
Шла та не очень уверенно,  хотя та старательно скрывала состояние своего здоровья.
Когда кобылка была уже около забора, Шак раздул ноздри и закивал головой, приветствуя собеседницу. Этот ритуал был обязательным, ага.
- Здравствуй, - буркнула та.
Чистокровка раздул тугие ноздри и вдохнул в себя запах караковой, возвысив удлинённую морду чуть выше.
- Здравствуй, меня зовут Шаклфорд. Для тебя Шак или Форд, - с лёгкой улыбкой произнёс тот, глядя в глаза кобылы.
Почувствовав дуновение осеннего ветра, жеребчик слегка прижал одно ухо. Если за лошадьми здесь ухаживают люди, то зима им не так страшна. А как быть диким лошадям?
Странно, обычно Шак не задумывался об этом.
А ведь зима приближалась с очень быстрым темпом, а ведь ещё нет и ноября.
Всё, забыли. Всё же, ты сейчас с дамой общаешься. Кстати о даме. Выглядела она как-то мрачно, невесело.
- С тобой что-то случилось? – Глупость сморозил, знаю.
Англичанин всегда тонко чувствовал настроение других, но не всегда придавал этому значение.
офф: Нат, я ещё распишусь, обещаю.

0

9

Офф:

Артемий, я тебя прощаю, но ты мне будешь должен ;З

А незнакомец все продолжал показывать какой он красивый, и по истине он тебя заворожил. "Глупая, убегай как можно быстрее пока не влипла в историю с летальным исходом." Все твердила тебе самолюбие, которое по истине ненавидело милое воркование влюбленных и через чур подвижных жеребят. А ты все стояла на месте, отнекиваясь что тебе жутко больно, а сама любуясь рыжим жеребцом. Он подошел довольно скоро, после как тебе казалось довольно глупых, но в его исполнение, ты готова была терпеть все. Ты раздула ноздри и глубоко вдохнув, улавливая запах рыжего англичанина, тихо фыркнула, глухо топнув задней ногой, так, что золотой подстилке пришлось невольно зашуршать.
- Здравствуй, меня зовут Шаклфорд. Для тебя Шак или Форд. - С улыбкой которая была приятна глазам и не "привязана к ушам", сказал новый знакомый, заглядывая в твои глаза. А где глаза, там и душа. "Не позволю!" Истерично завопило самолюбие и ты одернув морду, уставилась на лист клена, зелено-желтого окраса. Искоса поглядывая на рыжика, ты заметила что он задумался и вернув в стандартную позу, незаметно облизнула кончиком языка шубы. Ты давно забыла, как нормальные существа общаются друг с другом, ведь всегда оставалась наедине со своим самолюбием, которое оскорбляло тебя как могло, а ты отмалчивалась, но слишком сильное самовнушение, оставило тебя ничтожеством в душе, а в глазах смертных, одиночкой. Вот вам и все раздвоение личности, а вы про сериалы какие-то мне говорите. Но твоя задумчивость, оставляла в недоумении Форда и тебе надо выкручиваться:
- А я Мисс Терранова, но можешь звать просто Терра. Очень приятно. - Пробухтела себе под нос ты и взглянула на жеребца. Снизу вверх, так сказать. Он был гораздо выше тебя. Гораздо, что в некоторые моменты пугало. Ты всего 165 сантиметров в холке и то все время ходишь как старая кляча, припустив морду. А он такой гордый и с задранной верх мордой, был не меньше 170 сантиметров, в той же холке. От размышлений тебя отвлек "сильный" голос собеседника и ты невольно снова взглянула на него, буквально задирая морду.
- С тобой что-то случилось? – Спросил Шаклфорд и ты глянула на свою грудь, которая очень сильно ныла и подняла взгляд на скакового. "Как он посмел с тобой на ты, молокосос недоделанный!" Как злобный бульдог, рвало и метало самолюбие, а гордость только тут завыла в твоей голове Германским матом на Шака. При этом повороте событий у тебя было чувство что он все слышит и ты стиснула челюсти. Но надо было отвечать, и как можно правдивее:
- А вы проницательны. - Со смешком сказала ты и дернула кончиком прижатого уха. О этот глупый, нелепый смешок, он всю важность из тебя выбил. Но не так уж сильно уши были уже прижаты как при приезде сюда. Ты медленно расковалась, соплячка.
- Да-а-а, я ударилась о балку забора когда бежала, а потом чуть не врезавшись в клен, еще раз. - Недовольно сморщив храп и помотав мордой, буркнула ты. Могла бы ты поддержать разговор, но интересоваться не в твоих принципах, а мальчика совсем не жалко. Жалко твои ушные барабаны, которые подверглись "ультра-звуковой атаке".

0

10

"Душно... Душно... Да перестань ты!"- подумала ты и заржала в стенку соседнего денника. Там стояла старая, противная кобыла, которая всю свою жизнь что-то жуёт. Спит, жуёт во сне. Катает детей, жуёт траву или железо. Работает, жуёт всё, что попадается под копыто. Она как корова, которая всё время жуёт жвачку. Ладно ещё, если бы она жевала тихо. Так нет же! Она чавкает и хрипит! Тебе это страшно действует на нервы. Ты всю ночь не спишь, стараясь не слышать этого. Но она как назло всё громче и громче чавкает. В конце концов у тебя пропадает терпение и ты начинаешь ржать на неё и бить копытами. Но она как глухая! Лишь повернёт ухо в твою сторону и даже слова не скажет. Вот и сейчас, как обычно, она принялась за ежедневный ритуал. Ты глубоко вздохнула и опустила голову. В конюшне было очень жарко и душно. Ты тяжело дышала и передёргивала кожей. Топтаться тут тебе крайне надоело и ты не могла дождаться, когда придёт конюх и выведет тебя наконец в леваду. Но он лежал на стоге сена в углу конюшни и сладко храпел. Ты зафыркала и высунула голову. Конюх чмокнул и перевернулся на другой бок. "Какой придурок..."- пронеслось у тебя в голове и ты затрясла головой. "Ну ничего... Сейчас мы тебя разбудим... Познай всю мою мощь!"- ты ухмыльнулась и развернувшись к выходу спиной, принялась козлить и колотить задними ногами по деревянным стенкам денника. После нескольких ударов они стали сильно скрипеть и раскачиваться. Кто знает чем бы это кончилось, но в эту минуту конюх наконец проснулся и поправив кепку, побежал ловить дверцу денника, которая уже была готова слететь с петель. Он подбежал, подпёр дверцу плечом и закричал что-то. Ты развернулась и ухмыльнулась. "Да неужели! Я то уже подумала, что люди совсем страх потеряли!" Ты недовольно прикусила повод, который прикрепили к уже надетому на тебе недоуздку и заржала. Конюх открыл дверцы и прошептал:
- Припадочная...
"Это ты мне? Да как ты смел оскорбить меня! Ты за это заплатишь!"- ты выждала, пока тебя выведут на середину конюшни и встала на дыбы. Дико заржав, ты сделала пару шагов на задних ногах. Конюх заорал что-то по принципу "спасите, помогите!" и упал на пол, перед этим выронив повод. "Я всегда знала, что ты, жалкий трус!"- ты вернулась в исходное положение по отношению к полу и ровной рысью выбежала из конюшни. Конюх истерично заорал и кое-как поднявшись, побежал за мной. Ты позволила ему взять повод и пошла вперёд. Он запыхавшись шёл рядом и иногда хлопал тебя по шее. Ты шла уже спокойным шагом и низко опустив голову. Ты решила, что уже достаточно над ним поиздевалась и что пора кончать, а то можно и хлыстом получить. Ты не любила этих палок и старалась избегать встреч с ними. Но на тренировке они были обязательны и тебе пришлось смирится с ними. Вот и сейчас конюх угрожающе потряс хлыстом и спрятал его в карман брюк. Ты лишь фыркнула и тоненько заржала. Мужик усмехнулся и протянул тебе яблоко. Ты слопала его и с довольной моськой подошла к леваде. Тут уже было полно лошадей и ты даже не знала куда тебя приткнут. Конюх тоже в растерянности почесал затылок и повёл тебя в соседнюю леваду. Ты забежала в неё и принялась бегать по кругу, радуясь солнцу и свежему воздуху. Но быстро опомнившись ты пристыженно опустила голову и исподлобья окинула стеснительным взглядом окружающих. В соседних левадах стояли: кобыла и два жеребца. Ты медленно подошла к ним и обратила своё внимание на одного из жеребцов. Он был чисто вороной и выгарцовывал перед кобылами. Ты язвительно ухмыльнулась и стала наблюдать за его подскоками и козлами. Он так старался, что даже перестарался. Казалось, что у него поехала крыша, или что он сумасшедший. Не спорю, он был симпатичным, но это не повод, чтобы не замечать его «лёгкого переигрывания». Ты вплотную подошла к ограде и заржала. «Чудо в перьях…»- подумала ты и хихикнула.
- Эй! Сумасшедший! Может хватит выпендриватся?
Тебе это уже реально надоело и ты не хотела скрывать своих чувств и не боялась его реакции.

офф

я ещё разыграюсь)) обещаю)

0

11

Ты готов был уже увидеть как забор сломается, но тот громко поскрипывая, прогибался под тобой. Стерва! Громко храпя, жеребец опустил морду. Его бока подымались и опускались в бешеном ритме, все рельефное тело покрылось пеной, ноздри были раздуты и в них видны красные пятна, а сам Арзид задыхался. Ты вспомнил слова отца "Всегда добивайся начиночной цели." Громко всхрапнув, жеребец искоса кинул взгляд на вороного горбоноса, но отвлекся. Подняв морду, десятилетний "ворон" заметил кобылку, которая тащила за собой конюха. Ты усмехнулся, ведь сам уже давно бы скинул этот не нужный груз. Ты копнул землю копытом и дернув ухом, проследил как кобылка залетела в леваду и сочла твое движение слишком бурным, что доказывала ее фраза.
- Эй! Сумасшедший! Может хватит выпендриваться? - С насмешкой крикнул этот мелкий прыщ, но мать учила тебя быть джентльменом и ты "насупившись" подошел к забору левады.
- Во-первых, здравствуйте. Во-вторых, почему столь прекрасная мадемуазель портит о себе мнение только открыв рот? - Только этой фразой ты заставил ее заткнуть свой прекрасный ротик и начал ее рассматривать. Светло-серая была явно не чистокровной, по сравнению с тобой казалась пони и была очень молода. Пока она думала, то успела тебе надоесть и чтобы хоть как-то расшевелить разговор, фыркнул:
- Я Арзид, а тебя как зовут? - Раздув ноздри и втянув в себя запах кобылицы, чтобы среди сотри других, не спутать с остальными.

Офф:

Какой убогий пост, это одна треть поста который удалился -.-

0

12

Ухабистая дорога- вот, что самое "прекрасное" в поездке. Тебя трясёт как сосиску, а рёв мотора давит на мозг, да ещё и этот запах бензина заполнил и без того вонючий коневоз. Дай волю Госпоже и она бы разнесла эту чёртову колымагу, и про двуногого не забыла бы. Эти двуногие многое себе позволяют, они не боятся мощного животного, даже самому дьяволу не под силу эти монстры. Двуногие держат власть во всём мире. А почему? Ведь они глупы?? Или же нет...Не укрощённая лошадь для людей это дело обычное. Хлыст, шпоры, железо во рту и самый дикий повинуется по не воле. Всё таки они умны и продуманы.
Коневоз резко остановился, Дьябло пошатнулась и лязгнув зубами, что-то пробурчала. На улице послышались звонкие мужские голоса. Ага, веселятся, а тебе стой в этом душном пропахшем бензином коневозе. Черти. Трап опустился и яркий солнечный свет просочился в тёмное помещение, Госпожа не довольно поморщилась и ударила копытом по стене коневоза. "Никчёмная колымага."
-Госпожа Дьябло на выход!- язвительно прошептал мужичок прикрепляя карабин чомбура к недоуздку.
Дьябло не открывая глаз осторожно спустилась по трапу и остановилась. Вот оно!! Свежий воздух, приятное щебетание птиц, этим можно наслаждаться вечно даже самому дьяволу. Но всё опять кругом чужое, не родное, опять новые ароматы, новая территория...Она к этому уже привыкла и менять конюшню за конюшню ей не составляет труда, но в этот раз всё по другому, чего-то сильно не хватает. Пусто как никогда...
«-Что тебе, Самсон?- спокойный и сухой голос прорезал тишину.
-У меня для тебя не очень приятная новость. - Длинноногая фигура кота проскользнула в денник и запрыгнула на спину гнедой лошади,- тебя опят увозят.
-Хорошо. Ты со мной?- не оборачиваясь проговорила Госпожа, тем же сухим голосом.
-Нет. Я бы очень хотел, Госпожа, но ты же пон...- дрожащим голосом начал Самсон, но его перебили.
-Не оправдывайся, Самсон. Я понимаю. - Дьябло повернулась к коту в пол оборота и улыбнулась глазами.
-Ох, Дяба! Опять фальш! -промурлыкал кот, - я же знаю, даже на прощание ты мне не улыбнёшься, хотя я с тобой нахожусь не так уж и мало.
Глаза Дьябло приняли обычный холодный взгляд.
-Мы с тобой знакомы 6 лет! Я думал, что за это вовремя узнаю тебя настоящую, но твоя маска оказалась прочнее, чем я предполагал. Но почему даже сейчас, ты не снимаешь её? 6 лет я поддерживаю тебя, я был с тобой в те дни, когда ты была больна, я следовал за тобой с одного места на другое. Но почему ты не можешь улыбнуться мне на прощание? Или хотя бы сказать, что-то тёплое. Без фальши. - кот с надеждой взглянул в холодные глаза Дьябло.
-Потому что эта маска срослась со мной и её не отодрать. Я уже сама не знаю, что скрывается под ней.
- Улыбнись. Хотя бы фальшиво. Прошу.- взмолил кот.
Дьябло натянула скудную улыбку и встретилась со взглядом Самсона.
- Спасибо.- Промурлыкал полосатый, - ты самое лучшее, что было в моей жизни. Честно.
И наверное в этот момент, когда кот так трогательно по благодарил Дьябло, в её холодных глазах сверкнуло смятение, тоска разлуки...
Полосатый удалился. Холодный и сухой голос Дьябло невнятно пробурчал:
-И тебе спасибо. Самсон.»

Да, именно Самсона сейчас не хватало. Полосатый философ всегда сопровождал Госпожу Дьябло, а сейчас его нет. И мир стал тусклее, чем прежде. Только Самсону, полосатому негоднику, она позволяла называть себя Дябой. Высший круг доверия. Дьябло поняла как он был важен для неё. Но уже поздно, поздно об этом вспоминать.
-Идём!!- рявкнул двуногий натянув чомбур, но это он зря...Ой, как зря. Госпожа Дьябло открыла глаза, в её взгляде читалось ясное "Убью". Двуногий нервно сглотнул и быстрым шагом по шёл к левадам, его руки похолодели, а разум затуманился. Это жалкое существо ни разу в своей жизни не встречало такого взгляда у животного, даже человеческие глаза редко дарили ему такой холод. Госпожа Дьябло восторжествовала вот он страх, она упивается им. Этот двуногий сейчас так беззащитен, он задумался, он потерял бдительность...Госпожа может легко этим воспользоваться, но в этом нет смысла. Зачем куда то бежать? Что-то предпринимать? Если двуногий позовёт своих братьев и возьмёт свои чудо вещички, ты как не крутись и не бейся за свободу, всё равно будешь поймана. Двуногие глупы, но могущественны.  Едкие, чужие ароматы витали в воздухе. Госпожа Дьябло поморщилась, эти запахи впивались в её нос, от них не отмахнутся, их много, они травят её. Как же она не любит чужое, скорее её это раздражает. Двуногий остановил лошадь и взглянув на неё, начал осторожно снимать транспортировочные ногавки. Пусть снимает их, правильно. Они жутко раздражали Госпожу и если бы ещё пару часов они находились на ней, Дьябло за себя не вручается. Двуногий открыл дверь левады, отстегнув чомбур, он быстрым шагом удалился за забор. Хотя, как сказать удалился, удрал. А попону? Попону не снял бестолочь. Ну ладно, чёрт с тобой, это уже не важно. Чужие запахи полностью одолели Госпожу, та ошпарила себя хвостом и развернулась к лошадям. Одарив каждого холодным взглядом, Дьябло пошла в дальний угол левады не желая даже всматриваться в незнакомцев. Да и зачем? Они же как и все. Такие обычные. Ты же их даже слушать не пожелаешь, отмахнёшься или одаришь своим хладнокровие. Единственное, чем ты им можешь помочь это кратким ответом. Краткость твоя стихия. Ну на крайний случай припасена ядовитая фальш.
Дьябло подошла к забору и уставилась вдаль. Нет желания показывать характер, нет вообще никаких желаний. Зачем ты боролась за жизнь? Зачем ты пыталась встать на ноги? Ты была глупа как никогда. Всё бы закончилось, если не эта неженка Diamond Diva, которая хотела жить и не давала себя усыпить. Наиглупейшее существо. А ты теперь страдай, живи, дари всем своё безразличие, живи одиночкой. Странное ощущение свободы. Оно пугающее и притягивающее одновременно.

(офф : надеюсь понятно то, что отмечено курсивом это воспоминания ;))

Отредактировано Madame Diablo (2012-10-13 20:22:37)

0

13

Флай вяло шагала за конюхом, стараясь как можно меньше опираться на больную ногу. Ноздри широко раздувались, ловя незнакоые запахи. Наконец - то ее забрали из заточения денника. Девушка, которая была так добра к ней, больше не приходила, видимо решив забыть ее, как и все остальные.
Она была словно тенью, ее частенько забывали накормить или напоить, вывести погулять, а проходя мимо даже не говорили ласкового словечка.
Тяжело вздохнув, пегая ткнулась носом в плечо конюха, но от нее лишь одернулись.
Она печально закрыла глаза.
Да, ее имя уже отгремело на афишах ипподромов, уже никто с трепетом не приходил на скачки, лишь - бы увидеть как она ярким, ляпистым пятном несется к финишной прямой. Никто не вспоминает легендарную "Летящую по ветру".
Теперь она лишь очередная, загубленная скачками пегая кобыла. Еще молодая, но одновременно такая старая и разбитая. Наконец их с человеком путь был закончен и пегую выпустили в леваду. Она нерешительно остановилась у забора, тоскливо заржав вслед человеку, что бы он не бросал ее здесь совсем одну. Неподалеку бродили другие кобылы, а за оградой - мощные и тугие жеребцы. Виновато прижав уши, пегая потрусила в спасительный угол, желая остаться в одиночестве. Фиалково - голубые глаза были печальны. Она закрыла их, наслождаясь дуновением свежего, прохладного ветерка, приносящего с собой запах моря.
Господи, больше всего на свете ей хотелось бы сейчас увидеть море, почувствовать прохладные волны на ногах. Как - же сейчас ей хотелось оказаться где - нибудь далеко - далеко отсюда, в тишине и покое. Забыть о том, как люди отказались от нее, когда она больше не смогла пиносить им деньги, как жестоко и рассчетливо бросили здесь, доживать остаток дней в городских парках.
Забыть обо всей несправидливости.
Пегая лишь вздохнула, заставляя себя не думать. О прошлом, о будущем. Ведь если не думать, то наверное, не будет той поглощающей боли. Не будет ничего. Только пустота.

0

14

Гала сопела в опилках, сладко причмокивая, как вдруг в нос ударил запах кашки. "Кушать, кушать, быстрее кушать!" - Завопил мозг Галассии и она открыв глаза, встала. Выглянув из денника, Лассия громко заржала и начала стучать ногой по двери денника. "Сделай ножкой, тебе денежку дадут." - Крутилось в голове кобылки, старая добрая конная поговорка. Пару раз встав на дыбы, золотисто-рыжая дождалась когда конюх нальет в кормушку кашу и подойдя к кормушке, жадно зачавкала. Оставалась надежда лишь на то, чтобы рыжую вывели погулять. День был прекрасный, ведь весь денник восьмилетки залился солнечным светом и Золото уже вылизав кормушку, когда показался конюх. Выдав пару козлов, кобылица всунула морду в недоуздок и потянула паренька по проходу. "Мы идем гулять! Мы идем гулять! Ты со мной? Ну да ладно. Я иду гулять." - Радостно храпела русская верховая. Парень ели плелся за перезаряженной кобылкой, но смог остановить ее лишь вкусной долькой алого яблока. Жадно жуя и пуская слюни, русачка начала пихаться. "А у тебя еще есть? А ты мне дашь? А их много? Ты не обманываешь?" - Тороторила про себя рыжик и бодала паренька. Тот давал лакомство, восьмилетка жевала, тот давал от просьб Галассии лакомство, она ела, и так бы продолжилась вечно, но нет, они дошли до чертовой левады и Гала уткнулась в живот паренька. "Давай я с тобой останусь, а? Ты мне будешь яблочки давать, а я тебя на своем горбу покатаю. Но не отдавай меня на произвол судьбы, прошу..." - Взмолилась душенька золотисто-рыжего лучика солнца, но ее завели в леваду и отстегнув карабин чумбура от кольца недоуздка, парень скормил последнюю дольку яблока и похлопав по шее, ушел. "Какашка!" - Затопала кобылка и медленным шагом пошла по леваде. На "лучик солнца" конного мира накатилась тоска и одиночество, наверное себя она так никогда не чувствовала. Все такие зазнавшиеся, не хотят с ней общаться, бяки-буки, а не лошади.

Офф:

А я говорила что первая писать не умею и на Галу фантазия в отпуске :\

0

15

Утро было до боли банальным. Рыжий проснулся в том же деннике, на тех же опилках. Не поднимаясь на ноги, он томно прикрыл глаза.
«Сейчас придет конюх с завтраком, а потом я опять буду стоять целый день здесь».
Так оно и получилось. Зашел конюх. В кормушку со шлепком вывалилась каша. Грик продолжал лежать на опилках, не подавая никаких признаков жизни, лишь взглядом следил за движениями мужика.
- Не уж то наш парень успокоился? – сказал конюх, выходя из денника Грика.
«Да ну вас, буду я еще на всяких тут внимание обращать» - недовольно фыркнул конь и лениво встал на ноги, после чего подошел к кормушке.
Еда здесь всегда была одна и та же, поэтому жеребец уже не кидался так на нее, когда видел. Он, можно сказать, ел только из-за физической потребности.
Джейсон уже несколько недель, а то и больше не приходил к Грику. А рыжий уж было начал думать тогда, что этот двуногий его не бросит. Даже стал привязываться к нему, доверять… Но, видимо, зря. Внутри жеребца опять разрасталась озлобленность к людям.
Каша была давно доедена, как в денник опять зашел тот самый мужик. Рыжий повернул в его сторону и невозмутимо посмотрел на него.
«Что еще тебе надо?»
В его руках были недоуздок и чомбур.
«Неужели гулять?» - не верилось жеребцу.
После того, как Джейсон бесследно исчез, Гриком никто не занимался. Его даже гулять не выводили. Поэтому месяц, плюс – минус несколько недель, Грик стоял безвылазно в своем деннике.
Пока конюх пытался натянуть на рыжего недоуздок, Грик пару раз наступил ему на ногу и довольно покусал руку.
«Будете знать, как оставлять меня гнить в четырех стенах!»
Конюх потянул жеребца за чомбур, выводя его из денника.
Выгнув шею, подобрав круп, рыжий перешел на твердую и уверенную рысь, волоча за собой бедного конюха. Тот же в свою очередь повис на чомбуре, опираясь обоими ногами в пол, однако это ему мало чем помогло.
Выбежав на улицу, жеребец замер. Его глотку и легки обжигал свежий, прохладный воздух. Небо было затянуто тучам, и лишь изредка из-под их проглядывали лучи уже осеннего солнца. Деревья были на половину голые, а на другую половину – желтые, оранжевые, багровые. Под копытами шуршали сухие опавшие листья. Такое буйство красок не могло не порадовать Грика. Последний раз, когда он выходил на улицу, здесь стояла нещадная жара и вокруг было все зелено и однотипно.
Вернувшись с небес на землю, Грик вновь дернулся и начал прыгать вокруг конюха. Тот быстрым шагом повел его в сторону левады, чтобы уже наконец то избавиться от него.
В леваде уже было достаточно много лошадей, поэтому  когда рыжего выпустили туда, он первым делом издал басистое ржание, давая всем понять, что он здесь играет не самую последнюю роль. Что касается жеребцов, так Грик не обращает на них внимания, если есть рядом кобылы, пока жеребцы, собственно, сами не полезут. А кобыл тут было предостаточно.
Собранный, с твердым шагом, уверенным взглядом, Грик начал бегать вдоль забора, отгораживающего его от этих замечательных кобыл. Он красовался до тех пор, пока не заметил знакомую рыжую лошадку. После этого он резко остановился, протянув к ней морду.
- Галассия! Давно не виделись, - произнес рыжий. Уголки его губ искривились в небольшой улыбке.

0

16

Громко всхрапнув, ты окинул взглядом светло-серую и недоброжелательно фыркнув в ее сторону, звонко топнул. Подбив вороные, лоснящиеся бока, ты шагом пошел все дальше и дальше, облизывая губы и осматриваясь по сторонам. Не очень-то и сильно хотелось с ней после ее дерзости знакомиться. Слишком нос сильно задрала, молокососка, а то ишь ты, еще дерзить ему смела! Столько повидал на своем веку, а ей еще первые пять лет даже не стукнуло. Выдав козла, ты задрал морду. Внезапно у тебя зарябило в глазах, а нет, это шла "грустьпечальтоска" кобылка. Она хотела уткнуться носом в плече конюха, но тот ее одернул. Эта красавица явно была не в духе и когда конюх проходил мимо, укусил его за плече. "Нечего дам обижать!" - Рыкнул вороной и проследив за пегой, направился широкой рысью за кобылкой. Подбежав к углу левады, ты просунул морду между перекладин и ткнула носом в шею голубоглазой, дружелюбно фыркнув и натянув уголки губ.
- Тебя кто-то обидел? - Дружелюбно сказал ты и облизнулся, случайно коснувшись шершавым языком, шеи незнакомки. Фиалково-голубые глаза "коснулись" тебя и ты забавно растопырил уши. Она наверное испугалась, но хотелось показать что ты ее поддержка. Может вороной десятилетка и был ловелас, но есть "каша" которую он просто кроет, и все равно на кобылу что с ней дальше будет, а есть те за которых ты постоишь, пообщаешься. Но эта... Она другая, не с этой планеты. На твой взгляд такая неземная. Может потому что ты впервые видишь такие глаза, масть, а может потому что видишь ее душу.
- Как тебя хоть зовут, красавица? - Усмехнулся Арзид и "вытянув" морду с шеей между перекладин, ты навострил уши и шлепнув губами, раздул ноздри. Вороные бока то раздувались то опускались, хвост часто дергался, а уши очень много двигались. Подул сильный, порывистый, холодный ветер и ты взглянул на незнакомку. Может ей холодно?..

Офф:

Отвратительно :о

0

17

Вдоволь набегавшись Батар остановился. Еще раз с наслаждением потянув воздух,он учуял запах отчаяния и страха. Обеспокоенно оглядевшись он увидел странную катину. Три мужика красные от натуги вели симпатичную кобылу с расширеными от ужаса глазами. Лязгнули ворота и кобылка сорвалась в бешеный галоп. С интересом наблюдая за ней, Батар двинулся в том же направлении в каком двигалась серая лошадь. Внезапно она остановилась. Темные бока судорожно поднимались, она заметила его. Конь в свою очередь тоже остановился и наблюдал за даьнейшими действиями серой. Не дождавшись никако реакции на себя красивого,Батар фыркнул и уверенно пошел к забору разделяющему левады.
Подойдя к ограде, он красиво изогну шею и призывно пофыркал. Реакции никакой. Тогда он громко заржал и взметнулся на свечу,после чего сорвался в галоп и время от времени вскидывая зад носился по еваде. Серая стояла и наблюдала за покашным поведением черного.

0

18

Левада наполнялась различными лошадьми. При приближении кого-либо к серой, она крысила уши и отбегала в сторону.
Вороной жеребец, обративший на нее внимание, показывал себя в полной красе. Изгибая свою шею, он бегал по леваде, играя мышцами. Он уверенно подбегал к леваде время от времени, но замечая пофигистического поведения Каприоли, продолжал изгибаться перед ней.
Каприоль была по жизни одиночкой. С самого рождения. Порой ей хотелось быть как все – общаться, любить, дружить. Но ничего, кроме страха, она не могла испытывать, тем более по отношению к жеребцам. В особенности к этому – мощный, грациозный, целеустремленный. Он ей напоминал вожака. При встрече табунов, их вожаки постоянно пытались покрыть Каприоль. А страх и незнание того, что это есть на самом деле, заставляли кобылу защищаться, после чего ее прогоняли прочь, а бывало даже и такое, что ей прилетало копытами от разъяренных коней. В итоге она просто стала избегать какой-либо живности.
Но теперь она на новом месте жительства, где командуют люди, а не главари табунов.  И, как она начинала понимать, здесь действуют совершенно другие правила – жеребец не покроет кобылу, если человек этого не захочет. Если вдруг произойдет драка, обязательно вмешаются люди. Здесь все крутится вокруг этих самых двуногих.
Измотанное занятие с одним из людей, давало понять кобыле, что она похоже здесь надолго, поэтому придется перестраиваться под здешние принципы.
Серая спокойным робким шагом стала подходить к ограде, разделяющей ее и этого огромного жеребца. От малейшего звука или движения, изданного не ею, она вздрагивала и останавливалась на пару секунд, после чего вновь начинала подходить ближе.
Проделав этот долгий и тернистый путь (хотя она и сделала всего несколько шагов), Каприоль стояла возле самого забора. На фоне вороного были еще жеребцы, но, слава Богу, они не обращали на нее внимания. Капа стояла тихо, неподвижно, но была готова отпрыгнуть в сторону в любой момент.
Ее ноздри вдыхали огромное количество различных запахов. Она старалась улавливать каждый, чтобы хоть немного начать привыкать к окружающей ей территории и лошадям. В конце концов ей теперь предстоит жить с ними в одном месте, хочет она этого или нет. Ее мнение здесь никого не интересует. Даже больше скажу, для двуногих его и вовсе не существует.

0

19

Галассия крутилась на месте, обиженная на все и вся в этом мире, особенно на того парня-конюха, который оставил ее тут одну, не дав последнюю дольку алого яблочка и даже не выслушав! Все она обиделась на этого паренька и в следующий раз когда он попытается вывести в леваду, встанет золотистой попенью и покажет язык. Раздув ноздри и мотая головой, Гала опустила морду закрыла глаза. Вдыхая запахи осени и улавливая разные звуки, Гала вздохнула и услышав знакомый голос, резко оглянулась.
- Галассия! Давно не виделись. - Весело натянув уголки губ, сказал знакомый Лассии Грик. Подбежав к англичанину, рысачка зарыла бархатный нос в гриве друга и вдохнула его запах. Она скучала, сильно. Ей было очень одиноко и скучно, а теперь будет с кем побеситься.
- Грик... Здравствуй. Да, ты прав. - С усмешкой сказала золотисто-рыжая и забавно растопырив острые и тонкие ушки, одернула морду. Шлепая губами и гугукая, русская верховая потянулась к челке трехлетки. Восьмилетка начала жадно жевать челку, а тот все пытался вырваться, громко визжа. Русская отпустила слюнявую челку и показав жеребцу язык, боднул Рыжика в шею. Когда весь ритуал был исполнен, Галассия виновато понурила голову. Вдохнув и выдохнув, Гала заметила вороную кобылицу, которая когда-то ее укусила за живот. Та грузными шагами шла в сторону кобылки. Недовольно сморщив нос, Гала кинула взгляд на Грика и отбежала в сторону. Не навязываясь на драку, Гала подбила бока отросшим хвостом и положила морду на перегородку и облизнув верхнюю губу, покосилась на то злобное существо. Она гордо покрутилась на завоеванном месте и скрысившись на Золото, громко топнула. "Бракованная" не была такая дерзкая и боевая, она старалась дружить со всеми, была довольно игрива и послушна, всегда отличалась добротой. А тут  такой слон сдул ее как слон пушинку. Осень шла с быстрыми темпами, ветра дули пуще прежнего, а на многих лошадях были надеты попоны. Золотисто-рыжая проживая когда-то в прошлом доме, довольно быстро "покрывалась зимней шубкой". Встрепенувшись, кобылица заметила как по боевому защитила ее чистокровка и подошел к рыжей.
- Спасибо. - С улыбкой протянула Галассия и потерлась мягким носом о ганаш друга. Англичанин был ей как брат, и этим все сказано.

0

20

Рыжий продолжал оглядывать кобылицу, и глубоко вдыхая запах той, раздув упругие ноздри до предела. Теперь ты сможешь узнать ту среди всех других. Хотя и её внешности было достаточно. Как мы знаем, не бывает одинаковых личностей, и всё же караковая резко отличалась среди прочей толпы кобыл. Чем? А вот сами думайте, я и так уже много написал.
Отметина в форме сердца только добавляла природного шарма, который люди не уберут ни кнутами, ни вечной руганью. Пусть лошадь будет сломлена, человек никогда не сможет полностью властвовать над ними.
Голос кобылки заставил пробудиться, что ли.
- А я Мисс Терранова, но можешь звать просто Терра. Очень приятно, - пробубнила та.
И имя то какое. Необычное.
- Взаимно, - слегка улыбнувшись произнёс ты, без запинки, будто заранее зная когда и какое слово вставлять.
А может, не стоило сразу на ты? Хотя, уже поздно. Да и Шак никогда не отличался особыми манерами аристократа, чтобы спрашивать у кого-либо как того называть.
- А вы проницательны. – первая усмешка от собеседницы. Ну вот, уже  лучше.
- Да, не без этого, - губы дрогнули в более дружелюбной улыбке, а уши были слегка разведены в разные стороны. Этим ты показываешь, что тебе интересно и ты готов продолжать знакомство.
Англичанин уже раздумывал, что ответит Терра.
Неужели снова фальшивые «всё хорошо, всё нормально, ничего не случилось»? Слова эти он привык слышать от кобыл ещё в штате Кентукки, где скаковые двухлеточки прячут переломанные ноги и при этом смеют говорить, что всё хорошо. Но нет, караковая была намного умнее, что сразу оценил Шак.
- Да-а-а, я ударилась о балку забора когда бежала, а потом чуть не врезавшись в клен, еще раз. – после этих слов, сказанных кобылой, Шаклфорд чуть склонил сухую головёнку на бок.
- Может ветеринара нужно? – Ну так чистокровка всегда готов. Аля – «сейчас спою».
Хотя, звонкий голос жеребца, видимо, уже побеспокоил караковую, за что, по основам приличия, полагается извиниться. Лошади, видите ли, отдыхают, а ты тут людей гоняешь, голосишь во всу Ивановскую.
- Извиняюсь за своё громкое появление, - «натянув» невинную улыбку, Форд тихо фыркнул и подбил хвостом поджарый бок.

0

21

Сломана? Нет, ты не сломана, ты повержена и обучена, но не сломлена. Шаклфорд продолжал тебя рассматривать, что тебе начиналось казаться что что-то не так. Но именно "казаться" и менять она ничего не будет. Смотря на жеребца, ты задумалась о его имени. Интересно, а что оно значит? Как-то переводится с латинского? В него заложен философский смысл? Ты уже погрузилась в эти мысли, стоя и в упор смотря на рыжего, не моргая. Это выглядело странно, но ты никогда не думала о мнении других. Только Твое Величество, только хардкор. От мыслей тебя отвлек баритон нового знакомого и ты тряхнула мордой, прогоняя мысли и сомнения.
- Взаимно. - Бархатная улыбка Шака расплылась по его морде и ты хотела рассмеяться, ведь это выглядело забавно, но нет, ты стояла с "Poker face`ом". Твой холодный, каменный и бездонный взгляд снова прошелся по англичанину и ты снова вслушалась в его слова. Часто, очень, ты не слушала слова собеседника, и пропуская все это мимо ушей, оставалась на вид очень задумчива. Но тут совсем другая история, ты хочешь его слушать, голос, слова, их смысл. И ты не понимаешь в чем вся "шутка", но невольно прислушиваешься.
- Да, не без этого. - И снова эта улыбка, которая заставляет что-то внутри в очередной раз екнуть и Гордость с Самолюбием начать вырывать волосы из их голов. Хм, ты явно сейчас поняла, что Форд ожидал другого ответа и ты гордо насупилась. Но за следующие слова ты хотела его было укусить. Так сильно, за плече, до крови, визгов и громкого храпа. Но нет, ты стоишь молча, нацелившись на плече и скрежа зубами друг о друга.
- Может ветеринара нужно? – Ну да, ты очень гениальный мальчик, поглажу тебя по голове и соглашусь. На это Шак рассчитывал, жалкий смертный? Прижав голову к шее и набрав рот воздуха, ты перестала дышать. Прекрасный момент - воздушная прикуска. И вот вы стоите, в тишине, ты сверлишь его плече, он смотрит на тебя как на сумасшедшую. Смешная картина под названием "Злобный взгляд" или "Больной мозг кобылы". Да-а-а, что-то в этом есть. А Форд все ждет твоего ответа, нервно подбивая бока хвостом. Воздух кончился и ты раздув ноздри, сделала первый, глубокий и обжигающий ноздри вдох. Жадно глотая ртом воздух, ты из-под лобья взглянула на чистокровку и подбила бока хвостом.
- Нет, этот жалкий смертный не посмеет тронуть меня своими ручками. - Рыкнула ты на Рыжика. Через пол минуты оправившись, ты взглянула на Шака и как бы извиняясь, протянула морду к тому самому плечу жеребца, ткнув мягким носом, после чего быстро отскочив и отвернулась. Что-то внутри тебя, боролось... Но за что?!
- Извиняюсь за своё громкое появление. - Опять улыбка, почему все так любят улыбаться? А что тебе сказать? Что тебе понравилось как он "покатал" паренька до полу-смерти? Нет уж, увольте, не будет она ему комплименты, пока не заслужил... Пока... Ты не ответила на его слова, промолчала. Взглянув на знакомого, даже больше, ты думала что он прочитает все по глазам. Но не все же такие идеальные как ты... В конце то концов, ну а вдруг?!

0

22

Флай стояла, не двигаясь и молилась лишь о том, что - бы этот день наконец подошел к концу. Что - бы люди увели ее обратно, в тесный денник в конце конюшни. Эта душная коробка, стала для пегой настоящим домом. Напряженные мышцы, дрожали под пестрой шкурой. Нога ныла, ведь никто так и не вызвал ветеринара, она ведь не жаловалась. Она вообще не умела жаловаться, а потому то и ходила уже месяц, хромая.
Подул сильный ветер, заставляя согнуть шею и прикрыть глаза, в последнее время ее часто бил озноб, она могла ночами не спать, стуча зубами от холода. А еще ветер принес с собой запах.
Необычный, незнакомый. И совсем близкий.
Скай открыла глаза, и тут - же подавила желание отпрыгнуть. За оградой, прямо перед ней возвышался вороной жеребец. Он был высок, подтянут, даже красив. Чуть прижав уши, скорее от страха, нежели от агрессии, пегая сделала маленький шажок назад. Морда вороного коснулась плеча, а шершавый язык задел шею. Волна дрожи прошлась по напряженной шкуре, а сердце гулко забилось. Она мало общалась с жеребцами, как впрочем и с другими лошадьми. Всю жизнь, она воспринимала их, как соперников, впрочем, как и кобыл.
Но теперь она уже не на ипподроме. Теперь она лишь прокатная лошадь. В свои - то три года.
Шумно втянув ноздрями воздух, она пристально посмотрела в черные глаза вороного. Обидели?
Нет, ее не обидели вовсе. Ее предали. Ею пользовались, пока она приносила деньги, а потом отправили, как мусор на свалку.
- Люди...
Тихо прошелестела пегая, печально взглянув на вороного. Очередной порыв ветра заставил ее вздрогнуть. Но голос жеребца, снова вернул ее к реальности.
- Меня зовут Флаин Скай. Но можете называть меня Флай, или Скай. Или Летучая...
Она нервно облизнула губы, чуть дернув хвостом, и опустила глаза. Общение всегда давалось ей тяжело. Ведь в скачках, главное прижать к барьеру, и не оказаться прижатой. Главное укусить изподтишка, и улыбнувшись умчаться вперед, чувствуя, как стек ласкает лощеные бока. Но пересилив себя, она тихо спросила.
- А как вас зовут?

0

23

Утро, как всегда, было до безобразия банальным. Альта проснулась, потопталась из угла в угол в ожидании завтра, потом с жадностью съела дождавшуюся еду и стала ждать прихода Джонни, время от времени высовывая голову в проход. Но, вместо него в денник зашел грузный конюх, от которого противно пахло табачным дымом, въевшегося уже в его кожу, и остатками алкоголя, выпитого еще вчера. К тому же он издавал раздражающее хрипение – толи от того, что он много курит, толи от переизбытка лишнего веса.
Гнедая недовольно прижала уши и попятилась назад, но мужик уверенно схватил недоуздок, пристегнул чомбур, после чего собрался выводить ее из денника. Однако, в планы Альтернативы совершенно не входило идти куда-то с этим дядькой. Кобылка изо всех сил упиралась ногами в рыхлые опилки, но в итоге ей пришлось сдаться.
Гнедая шла вслед за конюхом. Недовольно фыркала, пару раз наступила на пятки мужику, от чего он громко чертыхнулся. А после, и вовсе тяпнула его за руку, в результате чего получила неприятный шлепок по носу. Выдавив крысу, Альтернатива обиженно опустила голову и побрела дальше.
На улице кобылка напрочь позабыла об этом мужлане, не умеющем правильно обращаться с дамами. она издала пронзительно ржание в сторону лошадей, гуляющих в леваде.
Уже не жеребенок, но еще и не взрослая лошадь. Альтернатива сейчас находилась в том периоде, когда формируется личность лошади, ее внешний вид. Прошла та несуразность, которая была всего несколько месяцев назад. Ноги более менее стали пропорциональны телу. Грива и хвост понемногу отрастали. Начал закаливаться характер.
Пока Альту вели к леваде, она то и дело пыталась вырваться из цепких рук конюха. Свечила, дергала головой, издавала то жалобное, то угрожающее ржание.
Наконец-то ее выпустили. Гнедая довольно бросилась вперед. Она подбегала ко всем лошадям, вызывая их на игру. Пыталась даже докопаться до жеребцов, гуляющих по ту сторону ограды, от чего даже пару раз чуть не получила хороших пендалей с их стороны.
- Хорошая кобыла получится, перспективная, - сказал один конюх другому, наблюдая за Альтернативой.
- Еще бы. С такими то кровями грех никчемному уродцу на свет появиться. А вон, кстати, и братец ее идет, - ответил ему второй, показывая на гнедого жеребца, которого, по всей видимости, тоже вели в леваду.

0

24

Ты заметил, что слегка напугал "пеструю", и как бы извиняясь, тихо гугукнул.
- Люди... - Прошептал хрустальный голосок пегой и твои уголки губ невольно вздрогнули. Захотелось защитить ее, огородить от этого мира и стать гораздо ближе чем кто либо для нее.
- Ты не обращай на них внимания, они глупы и делают это не со зла, а из-за собственной глупости. Наивные. Смешные. - Хмыкнул вороной, прижав левое ухо к затылку и широко раздув ноздри, глянул в сторону конюшни. От туда выходили и туда заходили лысые, но облеченные в тряпки двуногие. Кто-то выводил и заводил лошадей, а кого-то они сами вели. Слабаки. Гордо вздернув морду вверх и взглянув на голубоглазую, Арзид склонил голову на бок и шлепнул губами.
- Меня зовут Флаин Скай. Но можете называть меня Флай, или Скай. Или Летучая... - Снова разрезал нежный голосок Флай реальность.
- Я буду звать тебя Фиалка. - Может со стороны это выглядело глупо, но не обращая внимания на других, он усмехнулся. Ее фиалково-голубые глаза наполнились уже не испугом, а чем-то другим... Более теплым... Ты влюбился в них, относительно, но без варианта на ее потерю.
- А как вас зовут? - Робко спросила она и ты снова усмехнулся.
- Может давай на ты? - Тебя это не смущало, ты оставался спокоен и невозмутим.
- Арзид. - Ответил карачаевец и дернул ухом. Трехлетняя кобылка явно скрывала свое здоровье. А с ним что-то было не то. Осмотрев Флай, ты остановил свой взгляд на ее ноге, ведь хорошо разбирался в состоянии кобыл, часто видя их и любое сознание.
- Что с ногой? - Спросил вороной десятилетка и громко топнул, но не требуя ответ, а от потребности топнуть. Хах, смешно. Ты дернул ухом и снова прошелся взглядом по пегой кобылке. Она явно заволновалась от такого прямого вопроса и начала мяться на месте. Твоя прямота была не случайной, вдруг это приведет к летальному исходу?..
- Только не ври, тут не ложь во благо. - Да-а-а, вот тут новая знакомая вошла в глубокий ступор и замерла, отведя невинный взгляд в сторону. Явно хотелось соврать, мол: "Все хорошо." А нет, тут ее и подловил Арзид.

0

25

Батар уже почти отчаялся обратить внимание серой кобылы на себя. Но врожденное и отточенное со временем упрямство не позволяло ему оставить ее и отступиься. И вот он добился своего. Она стала потихоньку подходить к забору. Он остановился,шумно выдохнул воздух из широких ноздрей. Конь медленно но уверенно пошел ей на встречу.

Вокруг гуляли другие жеребцы, но для него в данный момент их не существовало. Да и вообще: кто такие они,когда тут гуляет Он? в общем самооценка у вороного никогда не страдала.

Приблизившись настолько, чтоб их разгвоор не долетел до других лошадей, он еще раз критично осмотрел ее. Хорошо сложенная,мускулистая,красочной серой в яблоко масти, красивые наивно - испуганные глаза... Она определенно нравилась коню. Он испытывал глядя на нее до этого неизвестные чувства. Ему хотелось быть рядом с ней, защищать ее от влияния и воздействия этого мерзкого и высокомерного создания по имени Человек.
Некоторое время он постоял, думая с чего начать разговор. Вголову лезло много разных,остроумных и не очень мыслей, но все таки он задал банальный вопрос: "привет) Давай знакомиться?"

0

26

Галассия зарыла свой нос под рыжую гриву жеребца. Ее дыхание щекотала шкуру Грика, от чего тот невольно взвизгнул. Жеребец в ответку помусолил золотистую шею кобылы. После, она начала мусолить его челку. Рыжий недовольно фыркал, но стоял неподвижно, пока Галассия не закончит наслаждаться этим делом. Грик вел себя, как старший брат с маленькой сестренкой, хотя Гала была старше его на пять лет.
От всего этого занятия золотую отвлекла вороная кобыла, с которой, по всей видимости, у них был конфликт.
Галассия посмотрела на Грик и тут же отбежала в сторону. Вороная же, прижав уши бросилась следом. Грик недолго думая, угрожающе прижал уши в плотную к голове и с яростным визгом бросился на кобылу. Но есть один недостаток – перегородка, отгораживающая кобыл от жеребцов. С громким ударом Грик ударился грудью об забор. Но и это малозначимое действие помогло. Вороная отправилась в другую сторону. В принципе, Грик никогда не бил кобыл, ну только в редких случаях. Он их припугивал и давал понять, что он доминантный жеребец.
Галассия вернулась к Грику и потерлась о ганаш. Рыжий же в свою очередь ответил ей тем же.
Конюха, которые наблюдали за лошадьми по ту сторону забора, взволнованно щебетали. Они были дико удивлены такому поведению Грика. Жеребец, который ставит себя превыше всех, дерется с жеребцами и кроет кобыл, стоит и мило трется с золотистой кобылой.
Да Грик и сам был удивлен этому. Первая и пока единственная кобыла, с которой он может так спокойно разговаривать, терпеть то, что она издевается над его челкой, терпеть щекотку от нее.

0

27

Каприоль стояла возле ограды, наблюдая за движениями жеребца. Тело билось мелкой дрожью от напряжения.
Басистый голос вороного жеребца заставил вздрогнуть кобылу, будто пробудив ее ото сна.
- Здравствуй, - тихим, дрожащим от страха голосом, произнесла серая.
В ее голосе слышалась небольшая хрипота. Еще бы ее не было. Она уже забыла, когда в последний раз с кем было разговаривала. Год назад? Да, скорее всего так. Ну а ржание она издавала еще жеребенком, когда убили ее мать, поэтому как слышится ее голос сейчас, она не знала.
На удивление кобылы, вороной стоял спокойно перед ней. Не было ни грозных скачков в ее сторону, ни басистого ржания.
В леваду завели очередную кобылу, которая с самих ворот понеслась гонять остальных. Подбужав к серой, она тяпнула ее за круп. Взвизгнув, Каприоль припечатала ей задними ногами, от чего послышался глухой удар копыт о челюсть кобылы.
Скрысив уши, Каприоль стояла неподвижно, ожидая дальнейших действий той кобылы, но она, слава Богу отступила. Тогда, немного расслабившись, она вновь обратила внимание на жеребца.
С виду спокойный, он не реагировал на других, окружающих его лошадей. Капа завдовала его спокойствию и уверенности. Ей тоже порой хотелось избавиться от этого омерзительного вечного чувства страха.

0

28

Долгий переезд, казалось бы, никогда не закончится. А Дамер… Дамер и не подумал лечь. Весь путь он стоял на крепких ногах, согнув мощную шею и уткнувшись взглядом в пол. Нужно было беречь силы для «громкого» выхода на незнакомую территорию. Облизнув сухие губы, кладруб поводил носом, изучая запахи. Сквозь приоткрытое окошко пробивался луч света и свежий, осенний воздух. Глубоко вдохнув тот, угольный заложил уши назад, к затылку. Рёв мотора тревожил чуткие уши, а вместе со свежим воздухом в нос лез запах бензина. Убаюкивающий, но противный.
Жеребец резко подбил костистый бок длинным хвостом и прянул ушами, прислушиваясь. Гулкий звук включённого мотора преследовал даже тогда, когда коневоз остановился. Слегка пошатнувшись от неожиданной остановки, вороной клацнул зубами и поддел копытом настил из опилок. Сейчас он отыграется за столь неудобный переезд.
Тишина. Несколько томительных мгновений и вот – трап начал опускаться. Кладруб подался вперёд, решив встретить двуногих прямо здесь. Однако заметив человека, угольный скрысился и укусил того за плечо, вытолкнув из коневозки. Не тут-то было.
Человек не упал, к великому сожалению, и успел пристегнуть карабин к недоуздку. Ну всё, смертный, игра началась. Кладруб даже не сошёл с трапа, он слетел с него одним мощным рывком и понёсся резвым галопом куда-то в сторону, противоположную левадам.
- А ну стой,  паразит эдакий! На колбасу тебя пустить надо, а не по центрам возить! – кряхтел тот, но Дамер лишь что-то шикнул. Глаза загорелись маниакальным блеском, уши были плотно прижаты. Нарвался ты, немощный.
Парень что-то прокричал и обеими руками потянул на себя чумбур. Из окна водительского места показалась толстая физиономия. Мужчина-водитель краснел от смеха, заливаясь противным для чуткого слуха хохотом. Ему-то нужно было только довезти кладруба до места, остальное не в его компетенции.
Кладруб, почувствовав натяжение чумбура, послушно развернулся и понёсся прямо на двуногого, на этот раз сбив того с ног и ухватив за запястье зубами, громко храпя. Отскочив от человека, вороной помотал головой от неприятного вкуса крови, и приподнял верхнюю губу, принюхиваясь. Двое работников подоспели вовремя. Один из них начал помогать лежащему, а другой схватил Палача за чумбур, полностью сковав движения головы.
Злобно ржа, вороной скрысился и хотел было отскочить в сторону, но мужчина быстро сориентировавшись, повёл его в одиночную леваду. Резко закрыв ворота, мужчина пригрозил жеребцу кулаком и тут же отлетел от забора. Убийца чуть-чуть не успел хватануть двуногого за руку.
Возня людей его больше не интересовала. В соседних левадах было полно лошадей. Плотно прижав уши, горбоносый вытянулся во весь немалый рост и лязгнул зубами, подойдя к забору, что отдалял Джеффри от остальных.

0

29

Алик загоготал, когда конюх зашел в его денник и пристегнул карабин чомбура. В правила гнедого не входило растаскивать конюхов, тем более без всякой на то причины, потому он шел спокойно, чеканя каждый шаг. Бугристые мышцы перекатывались под атласной, темно - гнедой шкурой, отливавшей золотом в лучах солнца. Жеребец был шикарен, в самом расцвете сил. Длинные, тугие ноги, подтянутое, мощное тело, длинная, мускулистая шея, с красиво поставленной головой. Вороная грива и хвост чуть колыхались от дуновения ветра.
Жеребца вывели из конюшни, и он остановился, втянув воздух широкими ноздрями. Гулять Алика выводили регулярно, так - же как и в бассейн, на шпрингартен и в водилку. Отсутствие берейтора не значит, что чемпион должен стоять без дела. За все прожитые годы, тракен добился множества побед на соревнованиях, и некоторые люди, звали его дельфином, за особую манеру прыгать.
Но сейчас, гнедой шел гулять, впервые за несколько дней усиленных тренировок. Конюх чуть дернул чомбур, и гнедой лениво прижал уши, давая понять, что ему неприятны эти действия.
В воздухе пахло морем. Море бередило сны и грезы Алькатрасса уже давно. Оно являлось ему, как самая большая фантазия, но никто не мог осуществить мечту коня. Люди обходили его денник стороной, ведь последний год, этот жеребец считался опасным. Последние пятеро, что решались взять его в берейторство, уходили ни с чем. Покалеченные, сломленные, разбитые.
Говорят, что в жизни можно простить почти все. Для Алика этим "почти" являлось предательство. Он доверял своему прошлому хозяину, впервые в жизни он готов был сделать все, ради него. Но его предали. Променяли на более молодого, менее темпераментного, менее агрессивного к другим.
Характер коня никогда не был сахарным, но он не заслужил, быть сосланным, словно надоевшая игрушка. Тяжелые мысли на время отвлекли гнедого и выбили из реальности. Оказалось, что они с конюхом подошли к левадам. Он терпеливо остановился, ожидая, пока двое людей наговорятся. В конце - концов, ему пока некуда спешить. Его ухо дернулось в сторону, когда кто - то из людей выпустил в леваду годовалую кобылу, а после прозвучала фраза о том, что этот несуразный, неокрепший еще малыш - его родная сестра.
Взволнованно фыркнув, гнедой подбил хвостом атласный бок и затрусил вдоль забора, после того, как чембур отстегнули. Его путь лежал напрямик к кобылке. Алик остановился напротив нее, за забором и глубоко вдохнул ее запах, чтобы запомнить. Впервые в жизни, он встречал кого - то из родственников. Он тихо заржал, привлекая к себе внимание гнедой.
- Как тебя зовут?
После этих слов, он окинул ее оценивающим взглядом. В принципе, они были чем - то очень похожи. Та - же масть, те - же отметины, те - же черные глаза, и почти схожий запах.
Интересно.

0

30

Кругом была какая-то возня. Все общались, смеялись, влюблялись...Дьябло лишь брезгливо на них посматривала из под лобья и усмехалась. над их слабостью. Ты слаб, когда зависишь от другого, ты уязвим. Дьябло потрясла головой, дабы отогнать не нужные мысли. Где-то за левадой была интересная картина, Дьябло перевела свой взгляд туда. Вороной жеребец нападал на людей, но в конце концов свирепого сумели увести в леваду. Дьябло вновь убедилась в глупости жеребцов, в их дурном поведении. Госпожа ухмыльнулась и внимательно взглянула на бунтующего, который шёл к забору разделяющий их левады. Весь его вид говорил о том, что не надо связываться с ним, а то худо будет...Но Госпожа никогда не доверяет первому впечатлению и за частую лезет на рожон. Этот жеребец мало заинтересовал Госпожу, но вокруг находились одни мышеголовые и ей не чем было занять себя, может хотя бы он скрасит скучные часы проведённые в леваде.
-Ууух, какой грозный!- бесстрастно буркнула Госпожа подходя по ближе к забору. Взгляд как прежде не выражал никаких эмоций, лишь холод и пустота.
Сейчас Госпожа во все не хотела наживать себе врагов, но что-то подталкивало её бросить пару ядовитых фраз.

0


Вы здесь » Stars of Pallada » Свободный выгул » Границы левад